Урс Бауманн, Майнрад Перре



Скачать 21.76 Mb.
страница91/101
Дата11.10.2017
Размер21.76 Mb.
ТипКнига
1   ...   87   88   89   90   91   92   93   94   ...   101
Глава 40. Расстройства в пожилом возрасте

40.1. Классификация и диагностика

Андреас Крузе
1. Классификация
К наиболее важным психическим расстройствам в пожилом возрасте относятся различные формы деменции (прежде всего деменция при болезни Альцгеймера и сосудистая деменция), депрессии, тревожные расстройства и соматизированные расстройства.

1) Деменции (МКБ-10: F00-F03). Они подразделяются на:

- деменцию при болезни Альцгеймера (МКБ-10: F00; DSM-IV: 290.хх);

- сосудистую деменцию (МКБ-10: F01; DSM-IV: 290.хх);

- смешанные формы двух предыдущих деменций (МКБ-10: F00.2; DSM-IV: кодировка специфической этиологии);

- деменцию, вызванную иными причинами, нежели болезнь Альцгеймера или церебральные сосудистые заболевания (МКБ-10: F02; DSM-IV: 294.1);

- метаболические деменции, деменции как следствие авитаминоза, деменции как следствие хронической интоксикации (МКБ-10: F02.8; DSM-IV: кодировка специфических психоактивных веществ).

Деменция при болезни Альцгеймера встречается у 50% больных деменцией, т. е. является наиболее распространенной формой деменции. Она может наступить уже в среднем возрасте (раннее начало; МКБ-10: F00.0), однако в большинстве случаев — лишь после 65 лет (позднее начало; МКБ-10: F00.1), главным образом на девятом и десятом десятке жизни (Cooper, 1989). Деменция при болезни Альцгеймера — это постоянно прогрессирующее и необратимое заболевание. Она начинается с расстройств научения, нарушений памяти и мышления, а также с легких изменений личности (прежде всего в аффективной сфере). Постепенно увеличиваются когнитивные нарушения, возникает дезориентация во времени и пространстве, непонимание происходящего вокруг, личность изменяется все сильнее в смысле утраты побуждений, пассивности и отсутствия интересов. Пациент постепенно теряет свою самостоятельность. Время от начала заболевания до смерти составляет примерно от семи до девяти лет (Häfner, 1992).



Сосудистая деменция характеризуется скорее флуктуирующим течением; когнитивные нарушения — в зависимости от пораженной области мозга — носят как бы лакунарный характер. И при этой форме деменции основными симптомами являются нарушение памяти, способности формировать суждения, абстрактного мышления, способности принимать решения, а также расстройство личности. На снижение риска развития сосудистой деменции оказывает сильное влияние профилактика, в основном избегание факторов риска. Правда, возможности терапевтической интервенции сильно ограничены.

Следует отличать различные формы деменции от псевдодеменции, которая по своим симптомам очень напоминает деменцию, однако ею не является. Прежде всего при тяжелой, хронической депрессии может возникнуть снижение интеллектуальных способностей, недостаток побуждений, а также самостоятельности, что позволяет заподозрить начало деменции. Лишь тщательное исследование указывает на депрессию как причину этих симптомов.



Состояние помрачения сознания, продолжающееся всего несколько часов или дней, обусловлено прежде всего недостаточным обеспечением мозга кислородом (которое восходит к сердечно-сосудистым заболеваниям, а также церебральным сосудистым процессам). Оно может также возникать и в результате тяжелого психического стресса.

2) Депрессивные расстройства (МКБ-10: F32-F33; DSM-IV: 296.хх, 300.4, 311; о классификации см. главу 36). Депрессии наряду с деменциями представляют собой наиболее распространенные психические расстройства в пожилом возрасте (Radebold, 1992). Считается, что депрессивные эпизоды появляются прежде всего после потери супруга или другого близкого человека, при хроническом заболевании, а также при возникновении потребности в помощи или уходе. Депрессии в пожилом возрасте значительно варьируются по интенсивности — от легких до очень тяжелых депрессивных эпизодов. При тяжелой депрессии наряду с изменениями настроения, полноты жизни и активности возникают нарушение когнитивных функций и недостаток самостоятельности, которые описываются на основании их близости к симптомам деменции как псевдодеменция. Пациенты, заболевшие деменцией, в 30% случаев страдают депрессивными расстройствами. Так как деменция и депрессия отчасти похожи своей симптоматикой и так как оба эти психические расстройства нередко возникают одновременно, то здесь дифференциальная диагностика особенно важна (см. Oesterreich, 1993).

3) Тревожные расстройства (МКБ-10: F40-F41; DSM-IV: 300.хх; о классификации см. главу 37). Эти расстройства также часто появляются у пожилых людей одновременно с депрессией (МКБ-41.2). При этом специфические фобии и социофобии возникают чаще, чем генерализованные тревожные расстройства. Тревожные расстройства — прежде всего фобии — в основном возникают у тех пожилых людей, которые находятся в социальной изоляции. У пациентов, больных деменцией, осознание факта заболевания и его последствий нередко приводит к паническим расстройствам (Lauter & Kurz, 1989).

4) Соматизированные расстройства (МКБ-10: F45.0; DSM-IV: 300.81). Они в основном характерны для пожилых людей, демонстрирующих негативную установку по отношению к собственному старению и убежденных в том, что у них нет больше целей в жизни и они никому не нужны, или сталкивающихся с накоплением стрессов, будучи не в силах совладать с ними (вероятность особенно возрастает в старости) (Kruse, 1989; Radebold, 1992). При утрате (супруга или переживаемых как утрата профессиональных обязанностей) соматизированные расстройства нередко вытекают из стоящих поначалу на переднем плане нарушений адаптации. Наряду с соматизированными расстройствами широко распространены также и ипохондрические расстройства.


2. Диагностика
2.1. Тесты когнитивных способностей
Определение когнитивных способностей в пожилом возрасте может быть проведено с помощью тех тестов интеллекта и способностей, которые применяются при исследовании и более молодых возрастных групп. «Гамбургский тест интеллекта для взрослых Векслера» (Hamburg-Wechsler-Intelligenztest für Erwachsene; HAWIE-R) рассчитан на лиц в возрасте до 74 лет, «Краткий тест общего уровня переработки информации» (Kurztest für allgemeine Basisgrößen der Informationsverarbeitung; KAI; Lehrl, Gallwitz, Blaha & Fischer, 1992) — для лиц до 65 лет. Как и «Прогрессивные матрицы» Равена, эти методы также применимы и для более пожилых людей. «Система проверки работоспособности для 50-90-летних» (Leistungsprüfsystem für 50-90 Jahrige) и «Тест способности к концентрации в старости» (Alterskonzentrationstest; AKT) тоже рассчитан на людей в весьма преклонном возрасте.

Батарею тестов (измеряющую также субъективную оценку возраста), специально разработанную для пожилых людей, предлагает «Нюрнбергская шкала пожилого возраста» (Nürnberger Altersinventar; Oswald & Fleischmann, 1994; см. также прим. 40.1.1). Она позволяет проводить дифференцированную диагностику даже в случае сильно сниженных когнитивных функций и сниженной компетентности.


Примечание 40.1.1. Элементы «Нюрнбергской шкалы пожилого возраста» (Nürnberger Altersinventars; Oswald & Fleischmann, 1994)

I. Тесты когнитивного темпа:

1) Тест числовых сочетаний (Zahlen-Verbindungs-Test ZVT-G);

2) Тест лабиринта (Labyrinth-Test LT-G);

3) Цифро-символический тест (Zahlen-Symbol-Test ZS-G);

4) Словесно-цветовой тест (Farb-Wort-Test FWT).

II. Тесты памяти:

5) Тест на запоминание чисел (Zahlennachsprechen ZN-G);

6) Тест на запоминание фраз (Satznachsprechen SN);

7а) Список слов (Wortliste WLFR);

7b) Список слов (Wortliste WLWE);

8) Рисуночный тест (Bildertest ВТ);

9) Пары слов (Wortpaare WP);

10) Тест фигур (Figurentest FT);

11) Латентное научение (Latentes Lernen LL).

III. Шкалы сторонней оценки:

12) Нюрнбергская оценочная шкала для пожилых людей (Nürnberger-Alters-Rating NAR);

13) Нюрнбергская шкала наблюдений для пожилых людей (Nürnberger-Alters-Beobachtungs-Skala NAB).

IV. Шкалы собственной оценки:

14) Нюрнбергская шкала собственной оценки для пожилых людей (Nürnberger-Alters-Selbstbeurteilungs-Skala NAS);

15) Нюрнбергский опросник собственной оценки (Nürnberger-Selbsteinschätzungs-Liste NSL);

16) Нюрнбергская шкала повседневной активности в пожилом возрасте (Nürnberger-Alters-Alltagsaktivitäten-Skala NAA);

17) Нюрнбергский опросник для пожилых людей (Nürnberger-Alters-Fragebogen NAF);

18) Нюрнбергский опросник качества жизни (Nürnberger-Lebensqualitäts-Fragebogen NLQ).



Дополнительно:

19) Схемы для диагностики деменции (Schematik zur Demenzdiagnostik).

---
«Мини-тест интеллектуального статуса» (Mini-Mental-Status-Test; MMST; Folstein, Folstein & McHugh, 1990) является одним из наиболее простых стандартизированных методов количественной регистрации сниженных когнитивных функций при деменциях. Этот тест относится к наиболее часто используемым методам. В Цюрихе создан вариант этого теста, аналогичный по форме, но отличный по содержанию (Noser, Schönenberger & Wettsein, 1988).

Особую форму когнитивной диагностики представляют собой специфические шкалы деменции. «Поэтапная функциональная оценка» (Functional Assessment Staging; FAST; Ihl & Fröhlich, 1991) разработана на основе «Краткой шкалы когнитивной оценки» (Brief Cognitive Rating Scale; BCRS; Weyerer, Platz, Eichhorn, Man, Ames & Graham, 1988). В то время как с помощью BCRS можно установить степень тяжести когнитивных нарушений, целью FAST в основном является оценка повседневной компетентности и способности самостоятельно себя обслуживать; «Шкала наблюдений за престарелыми пациентами для сиделок» (Nurses' Observation Scale for Geriatric Patients; Brunner & Spiegel, 1990) предоставляет обслуживающему персоналу удобный инструмент для наблюдений.



«Оценочная шкала болезни Альцгеймера» (Alzheimer's Disease Assessment Scale; ADAS; Ihl & Weyerer, 1993) позволяет определить степень тяжести симптомов деменции когнитивного и некогнитивного характера. Метод включает тест, интервью и наблюдение за поведением. Дифференциацию между деменцией при болезни Альцгеймера и мультиинфарктной деменцией позволяет произвести «Ишемическая шкала Хачинского» (Hachinski Ischemic Scale; HIS; Lehrl, Grässel, Cameron, Fischer, Wolk & Hubner, 1990), которая охватывает терапевтические, неврологические и психопатологические симптомы течения болезни и симптомы, наблюдаемые на определенных этапах болезни. Существует еще целый ряд структурированных интервью. Здесь мы назовем прежде всего SIDAM — «Структурированное интервью для диагностики деменции при болезни Альцгеймера, мультиинфарктной деменции и деменций другой этиологии по DSM-III-R и МКБ-10» (Strukturiertes Interview für die Diagnose der Demenz vom Alzheimer-Typ, der Multi-Infarkt-Demenz und von Demenzen anderer Ätiologie nach DSM-III-R und ICD-10; Zaudig, Mittelhammer & Hiller, 1990) и BAI — «Краткое оценочное интервью для диагностики деменции и депрессии» (Brief Assessment Interview zur Erfassung von Demenz und Depression; Weyerer et al., 1988).
2.2. Тесты для диагностики депрессивной симптоматики
В зависимости от того, исследуются ли большие группы населения или специфические (клинические) популяции, можно использовать различные шкалы для определения депрессии (например, «Общую шкалу депрессии» — Allgemeine Depressionsskala ADS, «Оценочную шкалу Кэрролла» Carrol-Rating-Scale; на немецком языке см. Merten, 1990, «Шкалу депрессии Бека» — Beck-Depressions-Inventar BDI; см. главу 36). «Шкала тревоги и депрессии в стационаре» (Hospital Anxiety and Depression Scale; HAD-Skala; на немецком языке см. Herrmann & Buss, 1994) разработана прежде всего для клинических популяций. Существуют также шкалы для оценки персоналом. Специально для престарелых пациентов создан «Корнельский опросник» (Cornell-Fragebogen; Volk, Wurtz, Sommerfeldt, Kändler & Pflug, 1993). Он состоит из пяти разделов (всего 19 пунктов): характеристики настроения, нарушения поведения, вегетативные расстройства, нарушения циркадного ритма, другие расстройства.
2.3. Тесты для определения личности, представлений о контроле и удовлетворенности жизнью
Шкалы личности, используемые при диагностике взрослых, рассчитаны, как правило, на пациентов до 65 лет, но их можно использовать и для более пожилых пациентов, если интерпретировать полученные данные более осторожно. Наряду с этим для пожилых людей существуют и специально разработанные методы, например «Нюрнбергская шкала для пожилого возраста» (Nürnberger Altersinventar; Oswald & Fleischmann, 1994), основанная на собственной оценке.

Особое значение в геронтологии придают специфическому аспекту свойств личности, а именно локусу контроля. Широко распространенные сегодня методы выявляют отчасти генерализованные представления о компетентности и контроле (например, «Опросник представлений о компетентности и контроле» (Fragebogen zu Kompetenzund Kontrollüberzeugungen FKK; Krampen, 1991), отчасти более специфические представления о контроле (например, «Многомерная шкала локуса контроля в отношении здоровья» — Multidimensional Health Locus of Control Scales; MHLC; Muthny & Tausch, 1994).

Удобный и надежный инструмент для определения удовлетворенности жизнью «Шкала морального состояния филадельфийского гериатрического центра» (Philadelphia Geriatric Center Morale Scale; PGC; Lawton, 1975; см. также расширенную публикацию: Closs & Kempe, 1986). Под «morale» в данном случае следует понимать прежде всего «боевой дух», готовность к действию, позитивное настроение, нежели мораль в узком смысле, т. е. «моральное состояние» рассматривается как многоаспектное понятие. Высокие значения по этой шкале означают наличие у пожилых людей удовлетворения собой, чувства, что они достигли чего-то в этой жизни, что они нужны, субъективного соответствия между личными потребностями и их удовлетворением со стороны внешнего мира, внутреннего примирения с неизбежным, как, например, с тем фактом, что они состарились (Lawton, 1972). Специально для определения удовлетворенности жизнью пожилых людей разработана «Шкала удовлетворенности жизнью» (Lebenszufriedenheits-Skala; LZ-Skala; Lohr & Walter, 1974; об удовлетворенности жизнью см. также Bullinger, 1996). Сиюминутные внутренние переживания и ощущения индивида можно определить с помощью опросников душевного состояния.
2.4. Шкалы для определения психических и соматоформных расстройств
В качестве не специфических для пожилого возраста методов (но хорошо зарекомендовавших для диагностики пожилых людей) используются: «Шкала душевного состояния» (Befindlichkeitsskala; см. Zerssen), «Фрайбургский перечень нарушений» (Freiburger Beschwerden-Liste; см.: Fahrenberg), «Опросник совладания со стрессом» (Stressverarbeitungsfragebogen; см.: Jahnke), «Опросник для оценки психосоматических болезней» (Fragebogen zur Abschätzung Psychosomatischen Krankheitsgeschehens; см.: Koch). В качестве метода, разработанного специально для пожилых людей, можно предложить «Опросник психических и соматических нарушений у пожилых людей» (Fragebogen psychischer und somatischer Beschwerden älterer Menschen; Hautzinger, 1984) (прим. 40.1.2).
Примечание 40.1.2. Опросник психических и соматических нарушений у пожилых людей (Hautzinger, 1984)

Наименование, автор

Опросник психических и соматических нарушений у пожилых людей (Fragebogen zur Erfassung psychischer und somatischer Beschwerden bei älteren Menschen; Hautzinger; 1984)



Область применения

Психические и соматические нарушения у пожилых людей. Пригоден для эпидемиологических исследований среди пожилых людей, а также в клинической сфере.



Структура метода

Речь идет об опроснике, основанном на собственной оценке; если пожилые пациенты не могут заполнять его сами, то сформулированные вопросы могут быть использованы как основа для интервью. 46 пунктов охватывают различные психические, социальные и соматические проблемы. Вопросы предусматривают альтернативные ответы, т. е. на них можно ответить либо положительно, либо отрицательно. Например: «Я чувствовал(а) себя разбитым(ой)»; «Я чувствовал(а) себя одиноким(ой)»; «Я целый день был(а) как будто в оцепенении»; «Я чувствовал(а) себя напряженным(ой), скованным(ой)»; «Я не мог(ла) собраться с мыслями». Опросник регистрирует следующие 8 сфер: 1) депрессия, 2) тревога, 3) когнитивные нарушения, 4) соматические нарушения, 5) социальные проблемы, 6) расстройства сна, 7) психотические переживания, 8) сексуальные нарушения.



Критерии качества

- Надежность: значения внутренней согласованности восьми факторов лежат между 0,73 (социальные проблемы) и 0,87 (депрессия).

- Валидность: основу для опросника составили три часто используемых и хорошо оцененных метода измерений: «Шкала депрессии центра эпидемиологии Национального института психического здоровья» (Depressionsskala des Center for Epidemiology des National Institute of Mental Health; CES-D); «Шкала психических и соматических нарушений» (Inventar psychischer und somatischer Beschwerden; IPSC); «Сокращенный перечень симптомов Хопкинса» (Kurzform der Hopkins-Symptomliste; BSI).

- Выборка. Стандартизация проводилась на основе стандартизированной выборки из 2419 пожилых людей (средний возраст 61,8 года, стандартное отклонение 7,7 года).

---
3. Литература


Brunner, C. & Spiegel, R. (1990). Eine Validierungsstudie mit der NOSGER (Nurses' Observation Scale for Geriatric Patients), einem neuen Beurteilungsinstrument für die Psychogeriatrie. Zeitschrift für Klinische Psychologie, 19, 211-229.

Bullinger, M. (1996). Lebensqualität — ein Ziel- und Bewertungskriterium medizinischen Handelns. In H. J. Möller, R. R., Engel & P. Hoff (Hrsg.). Befunderhebung in der Psychiatrie: Lebensqualität, Negativsymptomatik und andere aktuelle Entwicklungen (S. 13-29) Berlin: Springer.

Closs, Ch. & Kempe, P. (1986). Eine differenzierende Betrachtung und Validierung des Konstruktes Lebenszufriedenheit. Zeitschrift für Gerontologie, 19, 47-55.

Cooper, B. (1989). Epidemiologie psychischer Erkrankungen im Alter. In D. Platt & K. Oesterreich (Hrsg.), Handbuch der Gerontologie (Band V: Neurologie, Psychiatrie, S. 73-90). Stuttgart: Fischer.

Folstein, M. F., Folstein, S. E. & McHugh, P. R. (1990). MMST. Mini-Mental-Status-Test (Deutschsprachige Fassung von J. Kessler, S. E. Folstein, P. Denzler). Weinheim: Beltz.

Häfner, H. (1992). Psychiatrie des höheren Lebensalters. In P. B. Baltes & J. Mittelstraß (Hrsg.), Zukunft des Alterns und gesellschaftliche Entwicklung (S. 151-179). Berlin: de Gruyter.

Hautzinger, M. (1984). Ein Fragebogen zur Erfassung psychischer und somatischer Beschwerden bei älteren Menschen. Zeitschrift für Gerontologie, 17, 223-226.

Herrmann, C. & Buss, U. (1994). Vorstellung und Validierung einer deutschen Version der «Hospital Anxiety and Depression Scale» (HAD-Skala). Diagnostica, 40, 143-154.

Ihl, R. & Weyerer, G. (1993). Alzheimer's Disease Assessment Scale (ADAS). (deutschsprachige Bearbeitung der Alzheimer's Disease Assessment Scale von Richard Mohs et al.). Testmappe. Weinheim: Beltz.

Kraak, B. & Nord-Rüdiger, D. (1989). Der Fragebogen zu Lebenszielen und zur Lebenszufriedenheit (FLL). Handanweisung. Göttingen: Hogrefe.

Krampen, G. (1991). Fragebogen zu Kompetenz- und Kontrollüberzeugungen (FKK). Göttingen: Hogrefe.

Kruse, A. (1989a). Psychologie des Alters. In K. P. Kisker, H. Lauter, J. E. Meyer, C. Müller & E. Strömgren (Hrsg.), Psychiatrie der Gegenwart, Band 8: Alterspsychiatrie (S. 1-58). Heidelberg: Springer.

Lawton, M. P. (1975). The Philadelphia Geriatric Center Morale Scale: A revision. Journal of Gerontology, 30, 85-89.

Lawton, M. P. (1972). The dimensions of morale. In D. Kent, R. Kastenbaum & S. Sherwood (Eds.), Research, planning, and action for the elderly (pp. 144-165). New York: Behavioral Publications.

Lehrl, S., Gallwitz, A., Blaha, L & Fischer, B. (1992). Theorie und Messung der biologischen Intelligenz mit dem Kurztest KAI. Ebersberg: Vless.

Lehrl, S., Grässel, E., Cameron, S., Fischer, B., Wölk, H. & Hübner, R. (1990). Ist eine klinische Differenzierung der Multiinfarktdemenz (MID) und der Demenz vom Alzheimer-Typ (DAT) möglich? Geriatrie & Rehabilitation, 3, 21-34.

Löhr, G. & Walter, A. (1974) Die LZ-Skala. Zur Erfassung der subjektiven Lebenszufriedenheit im Alter. Diagnostica, 20, 80-91.

Merten, T. (1990). Die Carroll Rating Scale for Depression — deutsche Fassung und Validierung. Psychiatrie, Neurologie und Medizinische Psychologie, 42, 340-347.

Muthny, F. A. & Tausch, B. (1994). Adaptation der Multidimensional Health Locus of Control Scales (MHLC) für den deutschen Sprachraum. Zeitschrift für Differentielle und Diagnostische Psychologie, 15, 3-15.

Noser, A., Schönenberger, P. M. & Wettstein, A. (1988). Vergleichsuntersuchung zwischen dem «Mini-Mental-State» nach Folstein und dessen Zürcher Variante bei dementen und nicht dementen Patienten. Schweizer Archiv für Neurologie und Psychiatrie, 139, 69-77.

Oesterreich, K. (1993). Gerontopsychiatrie. Berlin: Quintessenz.

Oswald, W. D. & Fleischmann, U. M. (1994). Nürnberger Altersinventar (NAI). Bern: Huber.

Radebold, H. (1992). Psychodynamik und Psychotherapie Älterer. Heidelberg: Springer.

Reisberg, B., Ferris, S. H., DeLeon, M. J. & Crook, T. (1982). Die Reisberg-Skalen (GDS, BCRS, FAST). Göttingen: Hogrefe.

Volk, S., Wurtz, R., Sommerfeldt, D., Kändler, S. & Pflug, B. (1993). Depressivität und kognitive Beeinträchtigung im höheren Lebensalter — Die standardisierte Erfassung des depressiven Syndroms mit dem Cornell-Fragebogen. Zeitschrift für Gerontopsychologie und -psychiatrie, 6, 167-173.

Weyerer, S., Platz, S., Eichhorn, S., Mann, A., Ames, D. & Graham, N. (1988). Die deutsche Version des Brief Assessment Interviews (BAI): Ein Instrument zur Erfassung von Demenz und Depression. Zeitschrift für Gerontopsychologie und -psychiatrie, 1, 147-152.

Zaudig, M. & Hiller, W. (1996). SIDAM — Strukturiertes Interview für die Diagnose der Demenz vom Alzheimer-Typ, der Multi-Infarkt-Demenz und Demenzen anderer Ätiologie nach dem DSM-III-R, DSM-IV und ICD-10. Bern: Huber.

40.2. Расстройства в пожилом возрасте: интервенция

Андреас Крузе
1. Измененный взгляд на старость: сильные и слабые стороны пожилого возраста
Общественное мнение о старости долгое время исходило из предположения, что в преклонном возрасте человека ожидают потери во всех сферах и что эти потери касаются в равной мере всех пожилых людей. Вытекающие из этого предположения «дефицитарные модели» образовывали ядро негативного стереотипа пожилого возраста, в соответствии с которым в пожилом возрасте начинается обусловленный старением «распад» личности, снижаются физические и когнитивные способности, а также адаптационная способность. Эти негативные обобщения никоим образом не подтверждены эмпирически, равно как и позитивные обобщения, которые связывают старость исключительно с ростом опыта, мудрости и спокойствия (см. Lehr, 1996; Thomae, 1983).

Последнее время дефицитарные модели постепенно вытесняет дифференцированный взгляд на старость, который исходит как из преимуществ, так и недостатков этого жизненного периода. Представление о сосуществовании сильных и слабых сторон старости можно получить, если учесть многоаспектность развития в пожилом возрасте (см. Baltes, 1990).

Под физиологическим старением понимаются изменения общей витальности, адаптационных и компенсаторных резервов организма, отдельных органов и сенсорных функций. Несмотря на то что каждый возрастной период имеет свои нормы для названных признаков, возможны значительные индивидуальные отклонения от этих норм; это справедливо также и для старых, и для очень старых людей. Физиологическая старость — по сравнению с другими, более молодыми возрастными периодами — характеризуется многими недостатками, но нельзя упускать из виду и то, что пожилые люди значительно отличаются друг от друга (см. Steinhagen-Thiessen, Gerok & Borchelt, 1992).

Под психологическим старением понимается развитие способностей и навыков человека в когнитивной, повседневно-практической и социальной сферах. Особенность психического развития в пожилом возрасте заключается в одновременном появлении преимуществ и недостатков (ср. раздел 2.2). Преимущества прежде всего проявляются в сфере опыта и знаний (кристаллизованный (cristullized) и практический интеллект), а недостатки — в тех сферах, которые связаны с нейропсихологическими функциями и процессами (например, с текучим (fluid) интеллектом и оперативной памятью). Далее, психологическое старение сопряжено с необходимостью решать специфические задачи развития в пожилом возрасте. Эти задачи понимаются как результат взаимодействия а) биологического развития, б) общественных норм и эталонов («Какие ожидания общество связывает с каждым возрастом?») и в) индивидуальных потребностей и склонностей (Havighurst, 1972). Такое понимание показывает, что психологическое старение подвержено, с одной стороны, влиянию биологических и социальных факторов, а с другой стороны, влиянию ценностей отдельного человека и его (зависимых в том числе и от биологических и социальных факторов) возможностей реализации этих ценностей.

Результаты медицинского и психологического исследования указывают на большое значение для физиологического и психологического старения процессов развития, имевших место в молодые годы. Соотношение преимуществ и недостатков пожилого возраста зависит от того, какие способности и навыки были развиты у индивида ранее. Точно так же зависит от биографического развития индивида его установка по отношению к жизни, его способность и готовность сознательно и ответственно справляться с задачами развития в пожилом возрасте. Поэтому сегодня необходимо выработать новый взгляд на старость, который соединил бы долговременную и ситуативную перспективы, т. е. рассматривал старость как в контексте биографического развития, так и в контексте ситуативных требований (см. Kruse, 1995). Пример такого понимания старения — важного в равной степени для фундаментального исследования и для прикладной геронтологии — приведен в табл. 40.2.1.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   87   88   89   90   91   92   93   94   ...   101


База данных защищена авторским правом ©genderis.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница