Урс Бауманн, Майнрад Перре



Скачать 21.76 Mb.
страница64/101
Дата11.10.2017
Размер21.76 Mb.
ТипКнига
1   ...   60   61   62   63   64   65   66   67   ...   101
Глава 31. Мотивационные расстройства

31.1. Классификация и диагностика

Райнхард Пекрун
1. Понятие мотивации
Традиционно мотивация всегда определялась как психическая «сила», лежащая в основе направленности, интенсивности и устойчивости поведения (Heckhausen, 1989). Но с развитием когнитивного направления в науке это гипотетически-абстрактное понятие мотивации в последние годы было конкретизировано. Под мотивацией стали понимать определенные, подготавливающие действия когниции, прежде всего желания и намерения совершить какие-либо действия (Gollwitzer, 1996; Pekrun, 1988). Кроме того, необходимо принимать во внимание возможность несознательной активации программ поведения (которые, например, могут лежать в основе ненамеренно-спонтанной перемены темы разговора в ходе непринужденного общения; ср. Norman & Shallice, 1986; Sokolowski, 1996). В этом смысле можно различать декларативную мотивацию (желание выполнить какие-либо действия, намерения) и процедурную мотивацию (активированное состояние хранящихся в памяти программ поведения).

Правда, в немецкоязычных странах понятие мотивации часто употребляется и в более узком смысле, в соответствии с которым когнитивные процессы формирования намерения совершить действие рассматриваются как мотивация, а намерения и контроль над их реализацией, напротив, как «воля» (Volition) (см. Kuhl & Heckhausen, 1996).



Различаемые по своему содержанию виды мотивации нацелены на различные действия или их цели. Наиболее важными являются прежде всего четыре больших, отчасти пересекающихся содержательных класса человеческой мотивации: а) мотивация, обусловленная потребностями (мотивация, направленная на удовлетворение потребностей организма, таких как голод, жажда, потребность во сне и т. д.); б) социальная мотивация (например, мотивация к близости с другими людьми, применению власти, агрессии или просоциальным отношениям); в) мотивация достижения; г) мотивация, отнесенная к самому себе (например, мотивация, направленная на реализацию целей, связанных с идентичностью). Наряду с этими могут играть определенную роль и другие виды мотивации (например, религиозная мотивация).
2. Классификация
Так же как и в эмоциональной сфере, различаются: а) мотивационные расстройства сами по себе, б) мотивационные расстройства как компоненты более сложных синдромов, а также в) мотивационные расстройства как причины других расстройств (например, а) недостаточная дезактуализация «дегенерированных», невыполнимых намерений, б) устойчивые дегенерированные интенции как составная часть депрессии и в) устойчивость таких интенций, являющихся причиной «паралича» действий). Мотивационные расстройства заключаются в том, что содержание, частота или другие параметры (см. ниже) мотивации неадекватны, так как они сами или их последствия расцениваются как отклонение от нормы. Мотивационные расстройства могут быть классифицированы по различным параметрам.

Содержание. Мотивационные расстройства можно систематизировать прежде всего по содержанию соответствующей мотивации (а также по содержанию вытекающих из нее действий). Как виды мотивации, имеющие отклоняющееся от нормы содержание, можно оценить следующие, направленные на действия, которые а) находятся под наложенным обществом табу (например, в области сексуальных извращений) и/или б) причиняют ущерб другим лицам или самому человеку (например, в сфере агрессивной мотивации).

Частота, интенсивность и устойчивость. Мотивацию любого вида можно назвать нарушенной в том случае, если она появляется часто, интенсивно и продолжительно в ущерб другой мотивации и действиям (пример: злоупотребление психоактивными веществами приводит к тому, что человек перестает заботиться о себе и общаться с другими людьми). Наряду с такой чрезмерной мотивационной частотой, интенсивностью и устойчивостью расстройства могут состоять также и в недостатке этих параметров (например, индифферентность в сфере деятельности).

Параметры качества процесса. Мотивационные расстройства могут выражаться в качественном недостатке параметров формирования желаний и намерений. Решающими здесь являются прежде всего (частично зависимые друг от друга) параметры рефлексивности (когнитивное опосредование, обдуманность), субъективной рациональности и контроля над формированием и реализацией желаний и намерений (мотивационный контроль; пояснения см. в главе 31.2). Двумя типичными возможностями расстройства являются: а) недостаточная рефлексивность при одновременно недостаточном контроле над желаниями, намерениями и действиями («импульсивность») и б) слишком высокая рефлексивность при недостаточном контроле над желаниями, намерениями и действиями (избыточная фиксация на актуальном положении вещей) (см. Kuhl & Beckmann, 1994). Из чрезмерной или недостаточной рефлексивности и контроля над мотивацией можно вывести параметры расстройства более высокого порядка (например, частота изменения мотивации и активности, которые в избыточной форме тоже являются составной частью «импульсивности»).

Мотивационные расстройства как компоненты синдромов. Почти все психопатологически важные синдромы сопровождаются мотивационными расстройствами. Примерами могут служить депрессия (чрезмерная ориентация на актуальное положение вещей); недостаточное формирование желаний; отсутствие контроля над желаниями, намерениями и действиями; мания (нерефлективное, иррациональное (т. е. не адекватное реальности) формирование мотивации; чрезмерное формирование желаний при недостатке их устойчивой, целенаправленной реализации); навязчивые расстройства и патологические влечения (характеризуются нерефлективным формированием мотивации, а также чрезмерной, причиняющей вред самому субъекту частотой возникновения специфических паттернов мотивации и действий), а также личностные и поведенческие расстройства после определенных мозговых травм (например, в префронтальных областях коры головного мозга или в гиппокампе; ср. Goschke, 1996; Kuhl, 1996).

Некоторые психиатрические классификации вводят и собственные категории для некоторых мотивационных расстройств. Например, в DSM-IV приведена такая категория, как «расстройство контроля над импульсами» (она включает, помимо прочего, патологическое влечение к азартным играм, клептоманию и пироманию).


3. Диагностика
Так же как и в сфере эмоций, непосредственная диагностика мотивации основывается на тех данных, которые сообщает сам клиент. При этом пользуются главным образом следующими методами.

Интервью и опросники. Основным источником информации является клиническое интервью. Для некоторых видов мотивации (например, мотивации достижения и агрессивной мотивации) разработаны дополнительные методы опросников (например, Petermann & Petermann, 1980). Наконец, конструкты мотивации и действий являются составными частями почти всех общих личностных опросников.

Проективные методы. Диагностика уже существующих, индивидуально типичных мотивов по большей части использует проективные методы, которые первоначально были разработаны для сферы мотивации достижения (см. прим. 31.1.1), а теперь используются и для других сфер (см. Heckhausen, 1989; Burkhardt, Zumkley & Kornadt, 1987). Преимуществом этих методов является то, что цель теста остается неизвестной испытуемому, и поэтому снижается количество ответов, данных им с точки зрения социальной желательности, недостатком — спорная, дискутируемая валидность проективного подхода, на котором базируются эти методы (см. Asendorpf, 1994; King, 1995).
Примечание 31.1.1. Решетка мотивации достижения

Наименование, автор

Leistungsmotivations-Gitter (Schmalt, 1976а).

Область применения

Диагностика мотивов достижения в форме «надежды на успех» и «страха перед неудачей» у детей начиная с третьего класса.



Структура метода

Структурированный проективный метод. В тесте предлагаются в формате «ситуация-реакция» 18 различных ситуаций достижения (например, ученик делает перед классом доклад). Дано также 18 высказываний (например, «он думает, что он с этим справится») по одному на каждую ситуацию, причем указано, каким ситуациям они соответствуют.



Критерии качества:

- Надежность: коэффициенты ретестовой надежности различных значений мотивов лежат между 0,60 и 0,93 (при интервалах в 2 и 8 недель), а коэффициенты консистентности — около 0,90.

- Валидность: приводятся благоприятные значения интеркорреляций и коэффициентов дивергентной валидности (слабые корреляции со значениями по шкале лжи). Напротив, коэффициенты критериальной и теоретической конструктной валидности слишком низки (Schmalt, 1976b).

- Нормы: для детей от третьего до пятого класса (N = 498).

---
Другие методы. Косвенные сведения относительно мотивационных расстройств могут быть получены с помощью других диагностических методов. Например, такого, как наблюдение за поведением. Правда, если делать вывод об основополагающей мотивации, опираясь на наблюдающееся избыточное или недостаточное поведение (например, расстройства социального поведения), то необходимо учитывать, что поведенческие расстройства не обязательно основываются на мотивационных расстройствах, а могут возникать, например, и из-за недостатка компетентности (при интактной мотивационной сфере). Таким образом, вывод относительно мотивационных расстройств на основании данных о поведении можно сделать, как правило, только при наличии дополнительной информации.


4. Литература
Asendorpf, J. (1994). Zur Mehrdeutigkeit projektiver Testergebnisse: Motiv-Projektion oder Thema-Sensitivität? Zeitschrift für Differentielle und Diagnostische Psychologie, 15, 155-165.

Burkhardt, K., Zumkley, H. & Kornadt, H.-J. (1987). Das Aggressions-Motiv-Gitter: Konstruktion und erste Ergebnisse. Diagnostica, 33, 339-353.

Gollwitzer, P. (1996). Das Rubikonmodell der Handlungsphasen. In J. Kuhl & H. Heckhausen (Hrsg.), Motivation, Volition und Handlung (Enzyklopädie der Psychologie, Serie Motivation und Emotion, Bd. 4, S. 531-582). Göttingen: Hogrefe.

Goschke, T. (1996). Wille und Kognition: Zur funktionalen Architektur der intentionalen Handlungssteuerung. In J. Kuhl & H. Heckhausen (Hrsg.), Motivation, Volition und Handlung (Enzyklopädie der Psychologie, Serie Motivation und Emotion, Bd. 4, S. 583-663). Göttingen: Hogrefe.

Heckhausen, H. (1989). Motivation und Handeln (2. Aufl.). Berlin: Springer.

King, L. A. (1995). Wishes, motives, goals, and personal memories: Relations of measures of human motivation. Journal of Personality, 63, 985-1007.

Kuhl, J. (1996). Wille und Freiheitserleben: Formen der Selbststeuerung. In J. Kuhl & H. Heckhausen (Hrsg.), Motivation, Volition und Handlung (Enzyklopädie der Psychologie, Serie Motivation und Emotion, Bd. 4; S. 665-765). Göttingen: Hogrefe.

Kuhl, J. & Beckmann, J. (Eds.). (1994). Volition and personality: action versus state orientation. Göttingen: Hogrefe.

Kuhl, J. & Heckhausen, H. (Hrsg.). (1996). Motivation, Volition und Handlung (Enzyklopädie der Psychologie, Serie Motivation und Emotion, Bd. 4). Göttingen: Hogrefe.

Norman, D. A. & Shallice, T. (1986). Attention to action. Willed and automatic control auf behavior. In R. J. Davidson, G. E. Schwarz & D. Shapiro (Eds.), Consciousness and self-regulation. Advances in research and theory (Vol. 4; pp. 1-18). New York: Plenum.

Pekrun, R. (1988). Emotion, Motivation und Persönlichkeit. München: Psychologie Verlags Union.

Petermann, F. & Petermann, U. (1980). Erfassungsbogen für aggressives Verhalten in konkreten Situationen (EAS). Braunschweig: Westermann.

Schmalt, H. D. (1976a). Das LM-Gitter. Göttingen: Hogrefe.

Schmalt, H. D. (1976b). Die Messung des Leistungsmotivs. Göttingen: Hogrefe.

Sokolowski, K. (1996). Wille und Bewußtheit. In J. Kuhl & H. Heckhausen (Hrsg.), Motivation, Volition und Handlung (Enzyklopädie der Psychologie, Serie Motivation und Emotion, Bd. 4, S. 485-530). Göttingen: Hogrefe.

31.2. Мотивационные расстройства: этиология и анализ условий возникновения

Райнхард Пекрун
1. Основные понятия
Под «мотивацией» сегодня чаще всего понимаются когниции, которые подготавливают действия, в особенности желания или намерения совершить действие (Kuhl & Heckhausen, 1996). Намерения совершить какое-либо действие отличаются от желаний совершить действие представлениями о цели и действии и более высокой степенью субъективной обязательности. Желание совершить какое-либо действие рассматривается также как мотивация, лежащая в основе выбора между альтернативными действиями (мотивация выбора, «селективная мотивация»; Kuhl, 1983), намерения — как мотивация, лежащая в основе выполнения действий (воля, «мотивация к реализации»; Kuhl, 1983; Pekrun, 1988; Gollwitzer, 1996). Разумеется, поведение не обязательно основывается на этой декларативной мотивации. Оно предположительно может вызываться и процедурной мотивацией, т. е. несознательным, активированным состоянием программ поведения, хранящихся в памяти (см. также Sokolowski, 1996).

Другим основным понятием является понятие метамотивации. При этом речь идет о мотивации более высокого уровня, которая управляет самими мотивационными процессами и процессами принятия решения. Особенно большую роль она играет при расстройствах мотивационного процесса (см. ниже).

Как и при других психических процессах в сфере мотивации, необходимо различать три группы условий возникновения нормального и патологического мотивационного процесса: ситуационные условия, условия, личностно обусловленные, и внутренние пусковые процессы.

1. Ситуационные условия. Внешняя ситуация «поставляет» раздражители и возможности для действий. На ее основе возникают оценки «пространства» для действий, вероятности достижения цели, возможных побочных эффектов и т. п. В сходных, повторяющихся ситуациях имеют место малорефлективные формы активации поведения. Ситуационные условия могут тем самым в зависимости от их постоянности поддерживать расстройства, способствовать их возникновению или устранению.

2. Условия, личностно обусловленные. При этом речь идет об имеющихся индивидуальных структурах, лежащих в основе формирования мотивации со стороны самой личности. Они могут рассматриваться как индивидуальные диспозиции к нормальному или нарушенному формированию мотивации. Необходимо различать соматические структуры, с одной стороны, и когнитивные структуры (хранящиеся в памяти системы знаний, убеждений и действий), с другой стороны.

Для возникновения желаний совершить какое-либо действие существенными являются хранящиеся в памяти убеждения о целях, ожиданиях и значимости. Со стороны личности они лежат в основе формирования определяющих мотивацию целей, ожиданий и значимости. Также и Я-концепция (например, представления о собственных способностях совершить данное действие), и каузальные убеждения (например, о результатах действия) при этом могут играть существенную роль. В дополнение к этому для возникновения намерений важны хранящиеся в памяти эвристики и планирование поиска решения и формирования намерений (см. Kuhl, 1983; Pekrun, 1988; Goschke, 1996). Наконец, особую роль играют такие хранящиеся в памяти намерения, которые до сих пор не были реализованы и могут быть вновь активированы в качестве актуальных намерений при соблюдении соответствующих ситуационных условий (Gollwitzer & Malzacher, 1996).

3. Актуальные внутренние пусковые процессы. В основу актуального формирования мотивации могут быть положены следующие типы текущих внутренних процессов.

Когниции. Декларативная мотивация может основываться на более или менее дифференцированных размышлениях о целях и действиях, которые затем ведут к формированию желаний и намерений выполнить действие. Формирование мотивации, основывающееся на когнициях, можно назвать рефлективным, а некогнитивный генез мотивации — как нерефлективный.

Восприятие. Декларативная мотивация в большинстве случаев может быть также активирована и непосредственным восприятием ситуации. Это объясняется тем, что рефлективное образование мотивации становится привычным (происходит габитуализация) при сходных ситуациях (автоматизация и последующее укорочение когнитивных, создающих мотивацию процессов вплоть до того, что восприятие ситуации и желание или намерение совершить действие в конце концов «замыкаются друг на друга», например, каждый раз, завидев знакомого, человек тут же испытывает желание перейти на другую сторону улицы). И для процедурной мотивации справедливо то, что она зачастую вызывается посредством восприятия (например, человек бездумно берет сигарету, если она есть в поле его зрения, так как активировалась программа поведения «курение»).

Чувства. Собственно эмоции (тревога, злость, радость и т. п.) и такие переживания, как боль, голод, жажда могут способствовать, с одной стороны, рефлективному формированию мотивации (см. ниже). А с другой стороны, они, вероятно, так же как и восприятие за счет габитуации или на врожденной основе могут непосредственно вести к мотивации.

Физиологические процессы. Для нейрогормональных и других физиологических процессов тоже предполагается, что они оказывают влияние на «обычную» и нарушенную мотивацию, хотя исследование этого вопроса началось совсем недавно (см. Boller & Grafman, 1993; Tucker & Williamson, 1984).

Наконец, мотивация может приводить к поведению, которое, в свою очередь, оказывает обратное влияние на формирование мотивации: поведение и его результаты воспринимаются и интерпретируются; это ведет к новым ожиданиям, создающим мотивацию, и оценкам значимости, лежащим в основе формирования обновленной мотивации. Таким образом, и здесь — как и в сфере эмоций — необходимо исходить из взаимосвязи между текущими величинами, мотивацией и ее последствиями (Pekrun, 1988).


2. Мотивационные расстройства и расстройства действий: актуально-генетическое описание и объяснение
Мотивационные расстройства и расстройства действий объясняются тем, что в одном или нескольких местах нарушается мотивационный процесс. Понимание мотивационных расстройств, таким образом, имеет своим условием понимание частных мотивационных процессов. Ниже будет рассмотрен в первую очередь нормальный и нарушенный процесс декларативной и процедурной мотивации. Затем будет предпринята суммарная категоризация отдельных форм мотивационных расстройств. В качестве примера имеющихся, чаще всего упрощенных подходов к мотивационным расстройствам обсуждается пересмотренная теория выученной беспомощности и депрессии Селигмана.
2.1. Частные мотивационные процессы и их возможные нарушения
Процессы декларативной мотивации, несколько огрубляя, можно разбить на пять фаз: 1) активизация мотивационных когниций; 2) формирование желаний совершить действия; 3) выбор между желанием действий и формированием намерений; 4) дифференциация намерений, начало действий и их осуществление; 5) последующая оценка действий и их последствий (см. также Gollwitzer, 1996). Ниже будут коротко представлены процессы и расстройства этих пяти фаз. В заключение вкратце будет рассмотрено значение процедурной мотивации.
2.1.1. Фаза активизации: цели, ожидания, значимость
Выбору между альтернативными действиями и их осуществлению обычно предшествует активизация когниций, относящихся к действиям. При этом речь идет о представлениях, связанных с действиями, о достигаемых с их помощью целях, о побочных эффектах и благоприятных для действий ситуациях (т. е. о когнициях цели, ситуации, действия и последствия). С точки зрения теории «ожидания—значимости» (Erwartungs-Wert-Theorie) такие когниции охватывают прежде всего представления о связях и субъективной вероятности соответствующих событий, а также о субъективной значимости этих событий (см. Heckhausen, 1989). Таким образом, речь идет по большей части об ожиданиях и когнициях значимости. Насколько сильным будет активизация — зависит от повторяющегося восприятия ситуативных раздражителей («усиление раздражителей»; Kuhl, 1983) и мысленной разработки будущих действий и их целей с помощью образных представлений («воображение»). Расстройства этой фазы могут касаться процессов и содержания активизированных когниций.

Расстройства мотивационного процесса во время этой фазы могут состоять, с одной стороны, в том, что процесс идет неправильно и протекает недостаточно дифференцированно — в результате чего не возникает ясных представлений о цели, ожиданиях и значимости (обеднение фазы активизации). Причина этого может крыться в дефиците эмоций. Наряду с этим отсутствие активизации нового мотивационного процесса может объясняться тем, что нереалистичные, невыполнимые намерения не исчезают («дегенеративные интенции»; Kuhl, 1983), а продолжают дальше существовать и снова и снова проникают в сознание. В крайнем случае на этом этапе вообще не возникает активизация мотивационных когниций (например, при определенных депрессивных или шизофренических состояниях).

Другая, не менее важная возможность расстройства состоит в том, что мотивационные когниции активизируются, а затем начинают колебаться то назад, то вперед, так что процесс задерживается или совсем прекращается. Они являются составными частями чрезмерной фиксации на актуальном положении вещей (Kuhl, 1983, 1996; Kuhl & Beckmann, 1994). Под «фиксацией на актуальном положении вещей» (Lageorientierung) следует понимать мысленную концентрацию на ситуативных обстоятельствах и возможности в ущерб концентрации на начале действия и на выполнении действия.



Содержательные расстройства с точки зрения ожиданий могут состоять в том, что возникают негативные ожидания (т. е. страдающий этим расстройством человек, например, думает, что значимая для него цель является недостижимой). Причины этого могут лежать в негативной интерпретации предшествующего опыта и настоящей ситуации, которые могут восходить, с одной стороны, к негативным представлениям о своих способностях и к интервальной каузальной атрибуции негативных событий, с другой (см. ниже).

Кроме того, в фазе активизации может возникнуть недостаток или избыток значимости. В случае недостатка значимости человеку все безразлично; он не видит, каких важных целей необходимо достичь. К непосредственным причинам такого нарушения относится прежде всего недостаток позитивных чувств, которые в норме связаны с действиями или достижением цели. Другая непосредственная причина может состоять в недостаточной разработанности значимости, т. е. прежде всего слишком слабых и слишком мало детализированных чувственных представлениях о действиях и достижении желаемых целей. Более далекие причины могут заключаться в общих проблемах развития идентичности и личностных целей (Brunstein & Maier, 1996). Но и чрезмерно высокая значимость может представлять собой проблему. Это справедливо как для чрезмерно позитивной значимости (если, например, очень много целей и действий одновременно переживаются как важные), так и для чрезмерно негативной значимости (которая заключается в предвосхищении негативных эмоций и ведет к мотивации избегания).


2.1.2. Формирование желаний совершить действие (мотивация выбора)
На основе информации об ожиданиях и значимости формируются более или менее интенсивные желания выполнить соответствующее действие (Heckhausen & Kuhl, 1985). В соответствии с теорией «ожидания—значимости» предполагается, что этот процесс протекает субъективно и «целерационально»: действие стремятся совершить в том случае, если оно связано с позитивными ожиданиями цели и позитивной значимостью цели и действий; и к нему стремятся тем сильнее, чем выше соответственно ожидания и значимость.

Расстройства мотивационного процесса. В этой фазе также может произойти преждевременное прекращение или чрезмерное, связанное с фиксацией на актуальном положении вещей растяжение во времени соответствующих частных процессов. В обоих случаях причиной может быть негативная метамотивация. При действиях, связанных с тревогой, такая метамотивация в смысле избегания тревоги нацелена или на то, чтобы избежать подобных размышлений о соответствующих действиях, или на то, чтобы по возможности затянуть намечающиеся решения.

Недостаток желаний и избыток желаний. Недостаток желаний может возникать из-за дефицита значимости, из-за негативных ожиданий или при отсутствии завершения фазы активизации (см. выше). В качестве примера можно назвать пребывание в депрессивном настроении при отсутствии желания совершать какие-либо действия, основанное на представлении, что действия не приведут к улучшению ситуации. Чрезмерные желания совершения действий могут возникать, помимо прочего, и из-за представлений о чрезмерной значимости (например, патологические влечения).

Образование нереалистичных и иррациональных желаний. Желания могут содержать нереалистичные ожидания относительно достижения цели; в этом заложено возникновение последующих проблем. Кроме того, может быть так, что единицы субъективной информации об имеющихся ожиданиях и значимости неадекватно сопоставляются друг с другом, что приводит к возникновению субъективно иррациональных желаний (Pekrun, 1988). Часто случается так, что мысли об амбивалентных действиях и целях из-за имеющейся негативной значимости (например, связанной с тревогой) избегаются (негативные метакогниции; см. выше). Это может привести к субъективно не желаемым, преждевременным задачам.
2.1.3. Выбор между желаниями выполнения действий: формирование намерения
Если сформировалось желание совершить некоторое действие, необходимо «перейти Рубикон» (Gollwitzer, 1996): необходимо решить, перейдет ли оно в субъективно обязывающее намерение. При этом оно зачастую конкурирует с другими желаниями, которые не могут быть одновременно реализованы (конфликт желаний). Теории «ожидания—значимости» обычно предполагают, что подобные конфликты решаются таким образом, что выполняется только желание с наиболее высокой комбинацией значимости и ожидания. Правда, существуют также и другие возможности (см. также Heckhausen & Kuhl, 1985). Например, реализация определенных желаний может быть отложена (формирование намерения и его хранение в памяти «про запас»; Gollwitzer & Malzacher, 1996). В этой важнейшей фазе могут возникать следующие проблемы.

Расстройства мотивационного процесса. С одной стороны, они могут состоять в том, что формирование намерения протекает неадекватно быстро и нерефлективно. Это может привести к слабым, слишком мало дифференцированным или даже нереалистичным намерениям («импульсивность»). С другой стороны, здесь также существует описанная выше возможность избыточной персеверации (чрезмерная фиксация на актуальном положении вещей).

Избыток или недостаток намерений. Избыток или недостаток намерений может первоначально основываться на уже имеющемся недостатке или избытке соответствующих желаний выполнения действий. Недостаток может возникнуть также в том случае, если имеющиеся желания не переводятся в намерения из-за чрезмерной фиксации на актуальном положении вещей. Клинически релевантной составной частью такой фиксации является неспособность принять решение относительно несовместимых желаний выполнения действий (конфликт желаний).

Классическим примером является простой и двойной конфликт приближения-избегания (Lewin, 1938; Miller, 1959). При простом конфликте такого рода из-за сосуществующей позитивной и негативной значимости, с одной стороны, к ситуации или действиям стремятся, а с другой стороны, их опасаются (пример: первое свидание с представителем другого пола у социально тревожных молодых людей). При двойном конфликте приближения—избегания индивид не может сделать выбор между двумя альтернативами действия (например, двумя возможными профессиями), так как преимущества и недостатки обоих вариантов не очевидны, т. е. имеют одинаково сильную позитивную и негативную значимость и поэтому в равной степени возбуждают надежду и опасения. Похожую роль играют простые конфликты приближения—приближения (например, Буриданов осел, умерший от голода из-за неспособности выбрать между двумя равноудаленными копнами сена) и простые конфликты избегания—избегания.

При сложностях, возникающих в процессе принятия решения, можно использовать метамотивацию, т. е. такую мотивацию, которая способна повлиять на этот процесс (для чего в качестве средства может послужить, например, поиск дополнительной информации о соответствующих альтернативах действия). В благоприятном случае это приводит к тому, что решение принимается вовремя. В неблагоприятном случае возникает негативная метамотивация и происходит задержка принятия решения, что в дальнейшем приводит к недостаточному переводу желаний в намерения (избегание решения).

Нереалистичные и иррациональные намерения. Если в намерения переводятся нереалистичные желания совершить некое действие, то эти намерения чаще всего тоже будут нереалистичными (это справедливо прежде всего для ложных представлений о ситуативных возможных действиях и об их вероятных последствиях). Наряду с этим существует возможность того, что индивид пойдет субъективно иррациональным, не ведущим к достижению цели, путем и окажет предпочтение слабым, не важным желаниям действовать перед действительно важными и необходимыми действиями, потому что последние переживаются как амбивалентные (т. е. потому, что эти действия или их следствия обладают не только позитивной, но и негативной значимостью). В крайнем случае это приводит к тому, что из-за малозначительных, второстепенных занятий индивид перестает преследовать важные для него жизненные цели.
2.1.4. Выполнение намерений: контроль над действиями и действия
Задачей этой фазы является перевод намерений в действия. Это предполагает наличие: а) достаточной дифференциации намерения в виде конкретных, выполнимых планов по совершению действий; б) защиты намерения от новых (или старых) желаний какого-либо действия, способных вытеснить это намерение. Средством такой защиты может быть, например, концентрация внимания на намерении и его выполнении, а также субъективное акцентирование и повышение позитивной значимости или ослабление негативной значимости (Gollwitzer, 1996).

Расстройства мотивационного процесса во время этой фазы могут, кроме прочего, состоять в недостаточной дифференциации намерений и их защите. При недостаточной защите соответствующее намерение преждевременно вытесняется другими намерениями, так что действие не происходит или оно преждевременно прекращается. Это является составной частью традиционного понятия «импульсивность». Возможной причиной является редукция субъективной значимости действий во время их совершения (если, например, любая активность быстро начинает приедаться).

Недостаток и избыток действий может возникать из-за дефицитарного или избыточного формирования намерений. Другая возможность возникновения недостатка действий заключается в том, что имеющиеся намерения из-за недостаточной защиты не переводятся в действия или действия начинаются, но прекращаются раньше, чем достигается цель.

Избыток действий не обязательно должен объясняться наличием избытка намерений; он может основываться и на качественных нарушениях намерений. К ним относится прежде всего недостаточная способность определить, достигнута ли уже цель. Последствиями могут быть чрезмерная персеверация или постоянное повторение одного активного действия (например, при навязчивых расстройствах).

Наконец, нереалистичные и иррациональные действия могут вытекать из нереалистичных и субъективно иррациональных намерений. Они приводят к тому, что соответствующие цели не достигаются или вместо важных целей (например, важной встречи) достигаются второстепенные цели (например, прочитывается газета).
2.1.5. Оценка действия и изменение мотивации
Если действие закончено, то проводится оценка его результатов (это необходимо только при выполнении важных или новых действий). Здесь важна реалистичная новая оценка возможных действий и их последствий, приводящих к отказу от нереалистичных намерений или их изменению. Если же, напротив, нереалистичные намерения, т. е. намерения, которые невозможно осуществить, сохраняются, то это перегружает емкость мотивационной долговременной и оперативной памяти и препятствует тем самым новому формированию мотивации. Клиническим прототипом нереалистичного намерения является намерение, которое в принципе больше невозможно реализовать, поскольку его возможная реализация связана с уже прошедшими ситуациями (пример: намерение отомстить умершему человеку).
2.1.6. Нерефлективная и процедурная мотивация
Для повседневных процессов решающим с точки зрения когнитивной экономии является то, что рефлективно-декларативная мотивация вышеописанного вида остается зарезервированной для важных и новых действий, повседневное рутинное поведение, напротив, управляется привычным, быстрым и нерефлективным формированием намерений или процедурной мотивацией (непосредственной активизацией программ поведения) (см. Kuhl, 1996; Libet, 1985; Norman & Shallice, 1986; Sokolowski, 1996).

Нарушения нерефлективной и процедурной мотивации могут возникнуть прежде всего в критических ситуациях, если такая мотивация вмешивается в рефлективное формирование намерений и превосходит его. Это может быть причиной импульсивного изменения мотивации и прекращения действия. Наконец, формирование чрезмерно спонтанной, нерефлективной мотивации также может привести к действиям, которые путем, несовместимым с собственными целями, ведут к поведению, причиняющему вред или самому себе, или окружающим (например, при импульсивном убийстве).


2.2. Выводы: виды мотивационных расстройств
Из вышеизложенного анализа следует, что проблемы в сфере мотивации могут состоять в качественных расстройствах мотивации и действий, с одной стороны, и в их количественной недостаточности и избыточности, с другой стороны. При этом качественные расстройства обычно ведут к количественным. В этом смысле можно выделить следующие, отчасти пересекающиеся группы расстройств.

Чрезмерно негативная метамотивация представляет собой прежде всего такую мотивацию, которая затягивает процесс принятия решения. Этим она способствует возникновению недостатка намерений и действий.

Чрезмерные конфликты желаний выглядят следующим образом: два или более одинаковых по силе, но не совместимых друг с другом желания существуют одновременно и устойчиво, причем выбор в пользу того или иного желания не делается (чрезмерное откладывание решения). Это ведет к чрезмерной фиксации на актуальном положении вещей в фазе формирования намерения и, таким образом, к недостатку намерений и действий.

Чрезмерная фиксация на актуальном положении вещей заключается в неоправданно длительной персеверации в фазах активизации, желания, намерения и оценки и, таким образом, в общем способствует возникновению недостатка мотивации и действий (прим. 31.2.1). Существенными причинами могут быть негативные эмоции (см. Kuhl, 1996), негативная метамотивация и чрезмерные конфликты желаний.
Примечание 31.2.1. Исследование чрезмерной фиксации на актуальном положении вещей и ориентации на действия (Kuhl, 1983)

Постановка вопроса

Необходимо проверить гипотезу, согласно которой люди, фиксирующиеся на актуальном положении вещей, в большей степени, чем ориентирующиеся на действия, концентрируют внимание на своем послеоперационном физическом самочувствии и в меньшей степени инициируют новые действия.



Метод


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   60   61   62   63   64   65   66   67   ...   101


База данных защищена авторским правом ©genderis.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница