Урс Бауманн, Майнрад Перре



Скачать 21.76 Mb.
страница60/101
Дата11.10.2017
Размер21.76 Mb.
ТипКнига
1   ...   56   57   58   59   60   61   62   63   ...   101

3. Литература
American Psychiatric Association. (1996). Diagnostisches und statistisches Manual psychischer Störungen - DSM-IV (Deutsche Bearbeitung und Einleitung: Saß, H., Wittchen, H. U., Zaudig, M.). Göttingen: Hogrefe.

Dirksmeier, C. (1991). Erfassung von Problemlösefähigkeit. Konstruktion und erste Validierung eines diagnostischen Inventars. Münster: Waxmann. (Das Verfahren ist in einer kopierfähigen Vorlage vollständig abgedruckt bei Dirksmeier; 1991, Anhang S. XXXVI-XLVI).

D'Zurilla, T. J. & Goldfried, M. R. (1971). Problem-solving and behavior modification. Journal of Abnormal Psychology. 78, 107-126.

Fritz, A. & Hussy, W. (1995). «Zoo-Spiel»: Zur Analyse der Planungsfähigkeit bei Kindern. In J. Funke & A. M. Fritz (Hrsg.), Neue Konzepte und Instrumente zur Planungsdiagnostik (S. 228-258). Bonn: Deutscher Psychologen Verlag.

Gediga, G. & Schöttke, H. (1994). Turm von Hanoi. In K. D. Hänsgen & T. Merten (Hrsg.), Leila - leistungsdiagnostisches Labor (S. 42-52). Göttingen: Hogrefe.

Hank, G.; Hahlweg, K., Klann, N. (1990). Konfliktinventar deutsche Fassung des Conflict Inventoty von Margolin. Diagnostische Verfahren für Berater. Materialien zur Diagnostik und Therapie in Ehe-, Familien- und Lebensberatung (Fragebogenvorlage in Hank, Hahlweg und Klann; 1990, S. 125-127). Weinheim: Beltz.

Hirsig, R. & With, de A. E. (1992). Ein PC-gestütztes Erhebungsinstrument zum integralen Problem-Management. In U. Imoberdorf, R. Käser & R. Zihlmann (Hrsg.), Psychodiagnostik heute. Beiträge aus Theorie und Praxis (S. 105-123). Stuttgart; Hirzel.

Horowitz, L M., Strauß, B. & Kordy H. (1994). Inventar zur Erfassunginterpersonaler Probleme. Göttingen: Hogrefe.

Kemmler, L. & Borgart, J. (1982). Interpersonelles Problemlösen — Zu einer deutschen Fassung des Mittel-Ziel-Pl-Verfahrens. Diagnostica, 28, 307-325.

König, F., Liepmann, D., Holling, H. & Otto, J. (1985). Entwicklung eines Fragebogens zum Problemlösen (PLF). Zeitschrift für Klinische Psychologie, Psychopathologie und Psychotherapie, 33, 5-19.

Lüer, G. & Spada, H. (1990). Denken und Problemlösen. In H. Spada (Hrsg.), Lehrbuch der allgemeinen Psychologie (S. 189-280). Göttingen: Hogrefe.

Strunz, C. M. (1994, unveröffentlicht). Assessment Center Technik. Postkorb (Berufsfindungsassessment). (Bezug über Dr. Christoph Strunz, Parkstraße 28, D-80339 München).



29.2. Расстройства мышления и способности решения проблем: этиология и анализ условий возникновения

Герхард Лаут
1. Решение проблем
Решение проблем заключается в изучении некоторого неудовлетворительного исходного состояния и его целенаправленного изменения (см. Lüer & Spada, 1990), что предполагает определенные мыслительные акты в форме «длинной цепочки умственных операций». При решении проблем индивид воспринимает свойства окружающего мира и репрезентирует их в проблемном пространстве; он осознает, что его представления об окружающей действительности содержат недопустимые пробелы («барьеры» между осознанным актуальным состоянием и намеченной целью), и предпринимает целенаправленные действия, чтобы преодолеть распознанные барьеры (например, осуществляет поиск информации, анализирует исходную ситуацию; см. табл. 29.2.1).
Таблица 29.2.1. Моменты, обусловливающие нарушения решения проблем (излагается по D'Zurilla & Goldfried, 1971; Lüer & Spada, 1990)

Релевантная теория

Обусловливающие моменты

Конкретные моменты

Ориентация в действиях и положении (Huhl, 1994)

Негативное восприятие проблемы, недостаточная регуляция эмоций

Проблема отягощается негативными представлениями; недостаточное количество попыток решения

Формирование субъективного проблемного пространства

Теория «проблемного пространства»

Предварительное знание/ когнитивная структурированность (Schroder et al., 1976)


Недостаточное понимание проблемы

Недостаточный поиск информации

Недостаток знаний / недостаточное когнитивное структурирование

Неподходящее предварительное знание


Эвристическая структура (Dörner, 1979)

Поисковое пространство



Недостаточные навыки и умения для решения проблемы

Недостаточное продумывание целей и средств

Недостаток знаний

Недостаточное предварительное планирование


Компетентность в выполнении




Недостаток навыков

Недостаток знаний



Инертное знание (Renkl, 1996)

Actional control theory (Andersom, 1983)

Эпистемическая структура (Dörner, 1979)


Недостаточная способность классификации знаний

Недостаточная способность использовать знания



Недостаток знаний

Недостаточное использование имеющихся знаний


При решении проблемы необходимо исходить из того, что могут иметь место различные сложные проблемы (Dörner, 1979; Lüer & Spada, 1992):

1) когнитивно-интеллектуальные проблемы (например, решение математических задач, разработка плана действий) идентифицируются сравнительно легко. Их сложность зависит от того, сколько препятствий должен преодолеть индивид, чтобы найти решение. В простейшем случае известны цель и возможные варианты решения, так что необходимо только выбрать надлежащие средства (например, спланировать поездку по железной дороге). В более сложном случае должны быть определены исходное состояние проблемы и цель, которая должна быть достигнута, а также возможные варианты решений (например, рассмотрение проблемы на системном уровне);

2) социальные проблемы относятся к сложным социальным и личностным ситуациям (например, конфликты с друзьями; проблемы, возникающие на рабочем месте; затруднения, испытываемые при поддержании контактов). Обычно они носят сложный, многоаспектный и открытый характер. Чтобы их разрешить, необходимо взаимодействие с другими людьми (например, в виде бесед, совместных действий; см. ниже).

Особое значение для клинической психологии имеют социальные и повседневные проблемы (например, уход с места работы, которая чем-то не удовлетворяет, решение семейных проблем). Они весьма сложны для решения, так как: 1) проблема из-за своей многоаспектности, сложности и неясности может оказаться достаточно трудной для понимания, 2) вследствие этого «правильное» решение находится с большим трудом и 3) сама по себе цель не всегда оказывается очевидной. Поэтому при возникновении повседневных проблем, как правило, речь идет о так называемых трудноопределяемых, открытых и многоаспектных проблемах (см. Dörner, Kreuzig, Reither, & Stäudel, 1983; Kämmerer, 1983; Putz-Osterloh, 1995), что связано прежде всего с тем, что:

- повседневные проблемы являются комплексными, так как в каждой такой проблеме одновременно существуют объективные, социальные, личностные и эмоциональные стороны (например, затруднения на рабочем месте, семейные проблемы, чрезмерное потребление алкоголя, личностный дискомфорт);

- отдельные проблемные области зачастую являются взаимозависимыми, замкнутыми друг на друга (например, конфликтная обстановка на работе повышает депрессивность, что, в свою очередь, ведет к увеличению конфликтных ситуаций на работе);

- сначала должна быть определена цель изменения, причем каждый из действующих партнеров преследует свою цель. Кроме того, цели не бывают однозначно положительными или отрицательными, они могут различаться по своим последствиям, которые к тому же зачастую не могут быть заранее точно известны (например, позитивные и негативные последствия диеты);

- решения зачастую должны быть оптимизированы по нескольким целям и иметь положительные последствия с точки зрения как кратковременных, так и промежуточных и долговременных выгод; это требует проведения многоаспектной оценки последствий;

- чтобы прояснить исходную проблемную ситуацию и остановиться на приемлемом решении, необходимо социальное взаимодействие. Кроме того, при определении проблемы чаще всего принимают участие и другие индивиды (например, члены семьи, коллеги по работе) со своими интересами и мнениями, что может существенно увеличить сложность и многоаспектность проблемы.



Таким образом, эти моменты представляют собой дополнительные препятствия и вынуждают прикладывать неимоверные усилия для их преодоления («повышенная потребность в определении и оценке»). Одним словом, озадаченный решением проблемы человек вынужден «переводить» плохо определенную проблему в хорошо определенную. Кроме того, ее решение требует взаимодействия с другими людьми (например, бесед и совместных действий).
2. Расстройства мышления
Во время процесса мышления происходит восприятие информации, выработка умозаключений и объединение их друг с другом в виде гипотез. Это может происходить дедуктивным путем (когда исходят из общих положений) или индуктивным (в виде обобщения конкретного опыта, проверки и изменения гипотез; Lüer & Spada, 1990). Это может быть достигнуто, если выполняются несколько очевидных условий: 1) значимая информация должна восприниматься и перерабатываться адекватным способом; 2) умозаключения не должны противоречить формальной логике; 3) содержание мышления должно оцениваться в соответствии с общими эмпирическими основами; 4) процесс мышления необходимо организовать по принципу системной регуляции; 5) мыслительные акты должны иметь возможность обращения к достаточно дифференцированному опыту. Клиенты могут иметь серьезные нарушения в этих пяти областях.
2.1. Общие когнитивные расстройства
Мышление необходимо рассматривать как процесс переработки информации, оперирующий символами, правилами, элементами, сохраняемыми в памяти, и операциями, а также предполагающий наличие регулирующих или контролирующих систему инстанций (см. Lüer & Spada, 1990). Если отдельные компоненты этой системы (например, память) оказываются нарушенными, то неизбежно начинает страдать и качество процесса мышления. Такие нарушения можно констатировать при различных психических расстройствах (например, при аутизме, задержке в умственном развитии, шизофрении, деменциях) и описать как общие когнитивные расстройства. Общие расстройства ухудшают мышление и решение проблем, так как при них частично нарушается основополагающая переработка информации (например, концентрация внимания, усвоение понятий, хранение информации в памяти, формирование ассоциативных связей) (ср. Rumsey, 1985; Swanson, 1988; Lieb, Merklin, Rieth, Schüttler & Hess, 1994; см. также главу 28.2). Эти нарушения по большей части вызваны нейрофизиологическими причинами; повреждение височных областей головного мозга, например, приводит к нарушению долговременной памяти, контекстной памяти, а также организации и категоризации раздражителей. Кроме того, изменения на клеточном уровне (образование бляшек при болезни Альцгеймера, клеточная дегенерация при болезни Паркинсона, гиперактивность или нарушения некоторых областей коры головного мозга при шизофрении) способствуют нарушению основных способностей.
2.2. Формальные расстройства мышления
Формальные расстройства мышления возникают прежде всего при психозах (например, шизофрении, деменции); они в основном отражаются на способности делать формальные умозаключения (на дедуктивном мышлении). Нарушается упорядочение содержаний мышления и их внутренняя логика; вследствие этого происходят сбои в переработке информации и в выработке реалистичных умозаключений. При шизофрении такие формальные расстройства мышления проявляются, например, как бессвязность мышления (основные мысли, представления и фрагменты мыслей плохо связаны друг с другом), разорванность мышления (строгость размышлений может поддерживаться лишь в течение непродолжительного времени; пациент руководствуется, например, ассоциациями), а также ассоциативный ход мышления (мышление не имеет внутренней структуры, а руководствуется периферическими признаками, такими, как, например, звуковое сходство). Эти расстройства мышления — прежде всего при шизофрении — объясняются гиперактивностью или нарушениями в некоторых областях коры головного мозга (Birbaumer & Schmidt, 1996); они ведут к тому, что нарушается процесс мышления в решающих и основополагающих областях (см. раздел 2.1).
2.3. Содержательные расстройства мышления
Содержательные расстройства мышления заключаются в том, что мышление исходит из ложных положений, переоценивая одни из них и недооценивая другие, а поэтому приходит к неверным выводам и образованию ложных понятий (например, при бреде, галлюцинациях, искаженных представлений о реальности). Нарушается в основном не сам процесс мышления, а категоризация и объяснение событий внешнего мира; вследствие этого окружающий мир воспринимается причудливым и необычным образом. Этому содействуют прежде всего уже описанные общие когнитивные расстройства, которые за счет ослабления ассоциативных связей между рече-концептуальными комплексами и слабой селекции внешних раздражителей из-за слабости системы восприятия при одновременно повышенной активности дофаминергической системы стимуляции приводят к восприятию кратковременной памятью нерелевантной информации. Вследствие этого событиям и содержаниям памяти придается преувеличенное значение (так, например, перешептывания в группе воспринимаются как заговор; см. Birbaumer & Schmidt, 1996).
2.4. Недостаточная системная регуляция, метакогниция
Мышление рассматривается как переработка информации; для нее (наряду с другими компонентами) необходимы также регулирующие и контролирующие систему инстанции. Сложные мыслительные акты и процессы решения проблем основываются на следовании некоторому общему плану, при этом осмысливаются и анализируются ситуации, цели, пути решений и т. п. с различной степенью конкретности. Эти процессы протекают широко и дифференцированно: например, одновременная обработка нескольких аспектов проблемы, поиск информации, координация конкретных шагов. Чтобы при этом поддержать общую репрезентацию проблемы, необходимо метакогнитивное опосредование (например, самоинструктирование, обращение к самому себе с вопросами «Как мне теперь быть?», «Что я еще не учел?»). Эти метакогнитивные рассуждения способствуют поиску решения, содействуя процессу познания и регулируя процесс решения. Лица, не способные управлять своим поведением в сложных, открытых и конфликтных ситуациях с помощью метакогнитивных процессов, естественно, чаще останавливаются на неудачных решениях. Недостаточная системная регуляция может быть обусловлена повреждениями лобных долей головного мозга (например, из-за ишемического инсульта, опухоли, энцефалита, травмы). Они ведут к нарушениям дивергентного мышления, неспособности контролировать свои реакции, недостаточной саморегуляции, нарушениям ассоциативного научения и внимания, а также недостаточной дискриминативной способности (Birbaumer & Schmidt, 1996). В этой связи необходимо подчеркнуть, что интеллектуальные способности человека, решающего проблему, также оказывают влияние на решение проблем (см. Meltzer, Solomon, Fenton & Levine, 1989). Известны многочисленные данные о том, что необходимой системной регуляции не удается достичь при высокой эмоциональной перегрузке (см. Kuhl, 1994), а при пониженном интеллекте она достижима лишь отчасти. Кроме того, нарушениям содействуют повседневные трудности, возникающие вследствие чрезмерных ситуативных требований или недооценок (например, из-за стресса или повышенной нервной возбудимости).
2.5. Недостаточная способность к образованию понятий, недостаточная когнитивная структурированность
Образование понятий описывает то, как события внешнего мира воспринимаются, категоризируются, хранятся в памяти индивида и служат основой (в виде знаний и опыта) для его собственных действий. Усвоенные понятия регулируют поведение, упорядочивая с помощью имеющегося опыта новые впечатления и формируя соответствующее проблемное пространство (субъективная репрезентация проблемы). Формирование понятий относится прежде всего к индуктивному мышлению, т. е. к формированию выводов на основе обобщения конкретных событий. Чем дифференцированнее сформировавшиеся понятия, тем более дифференцированный фундамент подготавливается для последующих действий. Шродер, Драйвер и Штройферт (Schroder, Driver & Streufert, 1967) определили это положение вещей с помощью понятия «когнитивная структурированность», которое лучше всего может быть охарактеризовано с помощью следующих трех признаков: 1) дифференцированность как множество параметров, используя которые индивид воспринимает и упорядочивает (кодифицирует) содержательные аспекты; 2) дискриминативность как единство, с помощью которого индивид различает содержательные аспекты, относящиеся к одному параметру; она находится в тесной связи с процессом абстрагирования; 3) интегрированность как переплетение параметров; это типично и для сложных случаев кодирования.

Высокая степень когнитивной структурированности означает, что индивид воспринимает окружающий мир во всем многообразии его основных элементов и связывает их между собой с помощью определенных схем и правил. Таким образом, приобретаемые понятия (знания и опыт) дифференцируются и накапливаются, сплетаясь в единое целое. Благодаря этому новые события окружающего мира отображаются дифференцированно и одновременно интегрированно, как на мелкозернистой фотопленке. Следствием этого является то, что такой индивид обладает дифференцированным восприятием, с большей легкостью вырабатывает новые точки зрения (например, воспринимает альтернативные подходы, толерантен к многозначности) и действует с большей ответственностью перед собой. Низкая степень когнитивной структурированности, напротив, выражается в осмыслении воспринимаемого исключительно в «черно-белых тонах», в сниженной готовности мириться с конфликтами и неоднозначными ситуациями, в растущей зависимости собственных действий от внешних условий, в повышенной генерализации воспринимаемого содержания, а также во внезапных или фрагментарных изменениях содержания мышления; она представляет собой некоторый вид когнитивной уязвимости (Myers, 1995), усугубляющей возникновение психических расстройств. Эта пониженная когнитивная структурированность констатируется при различных психических расстройствах, в частности при: а) депрессивности (когда дихотомический паттерн мышления ведет к искажению восприятия и негативной самооценке; Gara, Woolfolk, Cohen & Goldston, 1993, Myers, 1995); б) алкоголизме (когда пациенты, лечащиеся от алкогольной зависимости, демонстрируют низкую способность к формированию понятий; Beatty, Katzung, Nixon & Moreland, 1993); в) агрессивности и антисоциальном поведении (когда многозначность и конфликтность действий становятся непереносимыми и осуществляются непродуманные, приводящие к конфликтам решения проблемных ситуаций; см. Dodge, 1985). Концепция формирования дифференцированных понятий объясняет, почему при интервенции необходимо учитывать структуру знаний пациента и способствовать ее большей дифференциации.



Кроме того, уже упоминавшиеся понятия (общие когнитивные расстройства, недостаточная системная регуляция, метакогниция) рассматриваются как объяснительные моменты расстройств мышления. Так, недостаточное владение основными навыками восприятия, хранения и переработки информации, а также недостаточный контроль или регуляция мыслительных актов (например, из-за пониженного интеллекта, ограниченного предшествующего опыта) являются причинами возникновения и поддержания расстройств мышления. Особенно это находит подтверждение в сфере общих когнитивных расстройств.
3. Расстройства при решении проблем
При решении проблем речь идет о том, чтобы изменить исходное неудовлетворительное состояние таким образом, чтобы достичь удовлетворительной цели (например, улучшения конфликтных отношений с коллегами по работе). Для этого необходимо совершение длинной цепочки умственных операций; повседневные, социальные проблемы сопровождаются дополнительными препятствиями, обусловленными личностью того, кто решает эти проблемы, а также его возможными социальными действиями. Те обусловливающие моменты, о которых пойдет речь ниже, представляют собой важнейшие трудности при решении социальных проблем. При этом необходимо заметить, что расстройства способности решения проблем могут быть локализованы не только в обусловливающих моментах (например, негативном восприятии проблемы), но и в других многочисленных стадиях (фазах) процесса решения проблемы. К тому же расстройства мышления (см. раздел 2) нарушают выполнение умственных операций, а значит, по определению, и решение проблемы.
3.1. Недостаточная регуляция эмоций
В качестве условия, благоприятствующего переработке какой-либо проблемы, следует отметить дистанцированное и «холодное» восприятие проблемной ситуации (как можно более раннее восприятие зарождающейся проблемы, отношение к проблемам как к чему-то обыкновенному, оценка проблемы как вполне разрешимой, склонность решения проблемы без излишней поспешности; см. D'Zurilla & Goldfried, 1971). Эмпирические исследования подтверждают тесную связь между ожиданием высокой контролируемости, низкой стрессовой перегрузкой и психическим здоровьем (Savada & Pak, 1993; Blalock, De Vellis & Giorgina, 1995). Зато лица с психическими нарушениями отличаются дисфункциональным паттерном ожидания низкой контролируемости, высокой стрессовой перегрузкой и негативным самовосприятием. Этот паттерн становится очевидным, если, например, сравнить способы поведения во время стресса и копинга пациентов с депрессией и лиц из контрольной группы (Perrez & Reicherts, 1992, Reicherts, Käslin, Scheurer, Fleischhauer & Perrez, 1992): депрессивные пациенты оценивают повседневные стрессоры (например, критику со стороны партнера) как невыносимые и не подлежащие контролю; они почти не видят возможностей для каких-либо изменений создавшейся ситуации и более склонны к пассивному интрапсихическому преодолению (например, регуляции эмоций, самообвинению); события утраты (например, от них ушел партнер) они объясняют скорее интернальными причинами.

Неблагоприятное восприятие ситуации и самого себя усложняет поиск дифференцированного решения проблемы, так как возникшая проблема воспринимается чересчур эмоционально, отчего выглядит много сложнее и менее отчетливо. Такой человек в гораздо меньшей степени способен дистанцироваться от возникшей проблемы. Вследствие этого ему тяжелее определить, в чем заключается проблема, какую цель необходимо преследовать, какие решения возможны и каким образом можно реализовать решение. Вместо этого растет склонность к выбору неадекватных решений (например, отказ от активного поиска выхода из создавшейся ситуации, уклонение от решения или, наоборот, слишком поспешные действия по преодолению проблемы). Эта динамика обсуждается в мотивационных теориях (ориентация в ситуации, представления о контроле, внимание к самому себе) и играет большую роль для объяснения депрессивности (см. также Kuyken & Brewin, 1994; Davila, Hammen, Paley & Berge, 1995). Кроме того, фундаментальные исследования подтвердили, что на регуляцию эмоций влияют также другие оценочные процессы (например, каузальная атрибуция; см. Scherer, 1988, Sweeney, Anderson & Bailey, 1986).



Неструктурированные попытки решения. Под влиянием негативных эмоций, а также при недостаточном контроле над проблемной ситуацией часто прибегают к поспешным решениям проблемы. Из исследований Дернера, Крейцига, Рейтера и Штеделя (Dörner, Kreuzig, Reither & Stäudel; 1983) известно, что утрате контроля сопутствуют так называемые «критические реакции», которые не способны решить проблему, но удовлетворяют непреодолимое желание действовать.

Кроме того, сильные негативные эмоции (например, отчаяние, страх) наносят вред процессу решения, так как на первый план выходит регуляция эмоций (например, нужно отвлечься, уменьшить негативные эмоции). Естественно, это уменьшает дифференцированность поисков решения (например, вследствие информационной ограниченности, недифференцированных попыток решения), усложняет проблему (например, за счет перенасыщения эмоциями проблемной ситуации) и ухудшает координацию этапов процесса решения (например, мысли распадаются, образуют замкнутый круг, ориентируются больше на ситуацию, чем на цель, утрачивают гибкость и становятся бессистемными). При этом одновременная озабоченность регуляцией эмоций и решением проблемы предъявляет чрезмерные требования к объему перерабатываемой индивидом информации. Это ведет к тому, что информация предоставляется и перерабатывается в сокращенном, недостаточном виде и фазы, генерирующие информацию и редуцирующие ее, не разделяются. Эмоции средней или пониженной интенсивности, напротив, оказываются весьма полезными, так как они вызывают оценки и ожидания, повышающие чувствительность по отношению к проблеме и облегчают определение проблемы. Это имеет место особенно во время кризисов и динамически развивающихся проблем.


3.2. Недостаточное понимание проблемы
Социальные и повседневные проблемы, как правило, являются открытыми и многозначными. Поэтому для того, чтобы понять проблему, т. е. определить, в чем конкретно она заключается и к каким целям следует стремиться, зачастую необходимы значительные затраты и активные усилия. При этом исходят из того, что решение проблемы — это активно-конструктивный процесс. Так формируется «пространство», в котором локализуется проблема и происходит поиск ее решения. Значение такой репрезентации проблемы растет по мере увеличения сложности, запутанности и неясности проблемной ситуации. Трудно определяемые, а также открытые и комплексные проблемы требуют особых усилий для их понимания и предполагают наличие соответствующих знаний и предварительного опыта со стороны того, кто решает проблему (см. прим. 29.2.1).
Примечание 29.2.1. Пример формирования проблемного пространства

Пробанд

Господин Г., 34 года, разведен, после развода со своей женой неоднократно предпринимал насильственные действий против окружающих и рискованно вел себя при вождении автомобиля, начал злоупотреблять наркотиками и алкоголем.



Проблемное пространство

Чтобы понять возникшую проблему, осуществлялись следующие действия: а) проблема одновременно определялась на абстрактном уровне (например, социальная дезинтеграция) и в ее конкретном проявлении (например, число лиц, предоставивших социальную поддержку) (иерархическое знание); б) одновременно формулировалось несколько объяснительных подходов (например, расстройство, вызванное злоупотреблением алкоголя, агрессивность) (конкурирующие формулировки); в) производились попытки реализовать предварительное определение проблемы (например, злоупотребление алкоголем) в различных ситуациях (например, выпивки в свободное время, во время работы, с друзьями) (множественное проблемное пространство); г) формировались функциональные (если..., то...) отношения между отдельными аспектами проблемы (формирование функциональных отношений).

Очевидно, что недостаточный предшествующий опыт или недостаточные знания существенно ограничивают понимание проблемы.

---
Недостаточный поиск информации. Недостаточное понимание проблемы имеет место особенно при психических расстройствах, имеющих яркие внешние проявления (например, агрессивности, антисоциальном поведении, делинквентности), а также при расстройствах, проявляющихся внутренне (депрессивности), оно возникает из-за импульсивных, поспешных выводов, недостаточного внимания к информации (чрезмерной избирательности) и склонности принимать решения исходя из личных или обусловленных расстройством соображений. Это имеет место прежде всего при дефиците внимания или гиперактивности (Robins, 1992) и агрессивности (Dodge, 1985). При обоих видах нарушения констатируется, что такие люди почти не используют время и энергию для понимания проблемы или ее видоизменения (трансформации) (например, с помощью ролевой эмпатии, дешифровки многозначных раздражителей, использования активной реконструкции) и вместо этого склонны к поверхностному восприятию и ригидному паттерну объяснения (например, интерпретация чьего-либо поведения как недоброжелательного, ощущение себя переутомленным).



Недостаток знаний. Ограниченное понимание проблемы сопровождается дефицитом специфических знаний. Понимание проблемы возможно на основании информации или извлеченной из долговременной памяти, или полученной от других. Для этого опять же необходима база дифференцированных знаний, которой мог бы воспользоваться решающий проблему индивид. Это можно проиллюстрировать следующим примером: в случае депрессивности имеют место чрезмерно повышенная самокритичная фокусировка внимания и ориентация в ситуациях, которые вызывают относительно стабильные эмоции и восприятия ситуации, затрудняющие деятельность по решению проблемы (обобщено в: Hautzinger, Stark & Treiber, 1992). Лица в депрессивном состоянии склонны из-за замкнутой и негибкой системы мышления к отрицательным представлениям о проблеме (например, к негативному образу Я, самообвинениям) и соответствующим «решениям» (например, избегающему поведению, утрате интереса, инактивности).

Недостаточная чувствительность по отношению к проблеме (Spivack, Platt & Shure, 1976). Очевидно, что чем раньше распознается только еще зарождающаяся проблема, тем лучше, что особенно важно в случае возникновения динамичных проблем. При нарушениях (например, большой депрессии, агрессивности, антисоциальном поведении) зачастую констатируют низкую чувствительность, что приводит к тому, что проблема начинает интенсивно развиваться и, незамеченная, достигает такого уровня развития, когда бороться с ней становится намного труднее. Это может быть вызвано тем, что у индивида отсутствует необходимый опыт, чтобы оценить опасность первых признаков отклонений от нормы, а также тем, что даже осознаваемые признаки проблемы не воспринимаются как нечто опасное из-за низкого ожидания контролируемости и не вызывают со своей стороны каких-то предупредительных действий по решению проблемы.
3.3. Недостаточная компетентность в решении проблемы
В ходе процесса решения проблемы формируются различные возможности решения, а после оценки их потенциальных последствий приступают к реализации выбранной альтернативы. Обусловливающие моменты недостаточной компетентности в решении проблемы состоят в следующем.

- Недостаточное продумывание средств и цели. Недостаточная компетентность в решении проблем проявляется прежде всего в том, что индивиду приходят на ум явно неподходящие варианты решения. Спивак и др. (Spivack et al., 1976) описали это как «продумывание средств и цели (Mittel-Ziel-Denken)», под которым понимали способность находить решения (средства) возникшей проблемы. Такая низкая способность к решению проблем характерна, например, для лиц, страдающих алкогольной зависимостью (наблюдались в больницах). Эти больные видели гораздо меньше возможностей решения социальных проблем, чем лечащиеся в больнице пациенты с острым заболеванием, для которых не характерно пристрастие к спиртному (Kemmler & Bogart, 1982; Beatty, Katzung, Nixon & Moreland, 1993; аналогичные данные приведены также в: Dirksmeier, 1991; Hellewell, Connell & Deakin, 1994). Эти результаты не являются не зависимыми от уровня знаний и опыта испытуемых, что подтверждается лонгитюдными исследованиями (Rönkä & Pulkinnen, 1995; Compas, 1988).

- Недостаток навыков. Во время реализации решения большое значение имеют навыки и умения, которыми располагает индивид. Выполнение должно быть: а) гибким относительно цели, б) учитывать обратную связь и в) последовательным. Недостаток навыков и умений характерен прежде всего для социально неуверенных, агрессивных, депрессивных и антисоциальных лиц, для которых свойствен недостаток просоциального и активного поведения, а также самоутверждения.

- Недостаточное предварительное планирование. К навыкам и умениям, необходимым при решении проблемы, относится также выбор благоприятного решения на основе предварительного планирования, заключающегося в продумывании возможных последствий принимаемого решения (например, в осознании кратковременных и долговременных последствий, в составлении детального плана решения, в учете при определении цели собственных норм). Особенно при расстройствах, имеющих яркие внешние проявления (при агрессивности, делинквентности и антисоциальном поведении, дефиците внимания и при гиперактивности), поиск решения крайне непродолжителен по времени и проводится без должного осмысления. Причины этого кроются, к примеру, в недостаточном предварительном опыте или неуверенности в том, что цель будет достигнута. В частности, известно, что социально тревожным или не уверенным в себе людям из-за неуверенности в достижении цели тяжело даются достижение желанной цели и реализация ведущих к ней действий.



- Недостаток способности усваивать и использовать знания. Решение проблемы как «длинная цепочка умственных операций» относительно понимания проблемы и поиска решения предполагает наличие дифференцированных знаний, структурирующих как проблемное, так и поисковое пространство. В прошлом это называлось эпистемической структурой (Dörner, 1979). Недостаточное, или так называемое инертное знание, ведет также к дефицитам в этих областях и к соответствующим расстройствам решения проблем. Можно выделить два вида ограничений, относящихся к знаниям: 1) недостаточные знания, возникающие чаще всего из-за недостаточного опыта (например, вследствие специфичной для окружающей среды социализации, из-за недостаточной самостоятельности) и когнитивных нарушений (например, расстройств научения, задержке в умственном развитии, психозов); 2) недостаточное использование; при этом индивид, решающий проблему, хотя располагает необходимыми знаниями, но не может их активировать (использовать). Это может быть обусловлено или качественной стороной знаний (инертное знание; см. Renkl, 1996), или «опросом» ячеек памяти, в которых хранится информация. В первом случае приобретаются и хранятся знания, не имеющие отношения к ситуации, так что хотя они в принципе и существуют, но не могут быть трансформированы (например, теоретические знания). При недостаточном «опросе» ячеек памяти большую роль играет эмоциональное возбуждение. Оно ограничивает использование имеющихся знаний, так как система регуляции эмоций доминирует над когнитивной системой контроля и перегружает особенно оперативную память, так что из долговременной памяти информацию можно извлекать только в ограниченном объеме (см. Spies & Hess, 1989). Особенно часто эти виды ограничения знаний можно наблюдать у лиц с психическими расстройствами. При этом в исследованиях, анализирующих условия возникновения, специфичные для расстройств, подчеркивается роль воспитания самостоятельности (например, при агрессивности и депрессивности), значение общих когнитивных расстройств (например, при шизофрении, задержке умственного развития) и высокий уровень возбуждения пациентов (например, с тревожными расстройствами или в состоянии кризиса).

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   56   57   58   59   60   61   62   63   ...   101


База данных защищена авторским правом ©genderis.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница