«резильентность» или оправданные надежды



страница1/4
Дата11.10.2017
Размер0.49 Mb.
  1   2   3   4

«РЕЗИЛЬЕНТНОСТЬ» ИЛИ ОПРАВДАННЫЕ НАДЕЖДЫ.

Раненый, но не побежденный.

 

Стефан Ваништендаль.

Международное Католическое Бюро Ребенка

Женева, 1998

ВВЕДЕНИЕ


«Резильентность» — это способность человека с достоинством преодолевать жизненные трудности. «Резильентность» как человеческая реальность является, вероятно, ровесницей человечества. В конечном итоге, именно благодаря такой способности смогли выжить нищие и угнетенные. Им необходимо было быть «резильентными» даже, если они не сумели выразить это в виде концепции.

Однако «резильентность» стала предметом научных исследований сравнительно недавно. В некотором смысле можно сказать, что именно мудрость бедных и угнетенных привлекла внимание ученых. Благодаря этому мы можем получить более точное представление о «резильентности» и, возможно, найти ей новое практическое применение.

Настоящая брошюра — отражение профессиональной позиции автора, который осуществляет свою деятельность на международном уровне на стыке науки, политики и практики. Здесь таится опасность того, что данная брошюра ничем не обогатит ни науку, ни политику, ни практику, но и надежда на то, что она станет для них источником вдохновения. Читатель, который ждет от этой работы революционных открытий или универсальных решений, будет, вероятно, разочарован. Тот же читатель, который ищет источник вдохновения и новые способы восприятия знакомых реалий, не пожалеет о нескольких часах, потраченных на ее чтение.

Мы с коллегами давно думали о том, что пришло время опубликовать материал о «резильентности»; но вместе с тем, мое понимание этого феномена углубляется с каждым днем. Таким образом, настоящая работа должна рассматриваться только как рабочий документ. Может быть, в дальнейшем мы опубликуем и другие материалы о «резильентности», если получим достаточно новых сведений на эту тему.

Я надеюсь, что чтение этого опуса не подвергнет Вашу «резильентность» слишком тяжелым испытаниям. Удачи Вам!

 

Что такое резильентность»?



1.1. Иной угол зрения

Если ребенок сталкивается с большими трудностями из-за того, что его отец — алкоголик, следует ли из этого, что все дети алкоголиков испытывают трудности? Ответ, естественно, будет отрицательным, потому что некоторые дети алкоголиков - вполне успешные люди. Это «несоответствие» не оправдывает алкоголизм отцов, но указывает на слабое место в нашей работе. В самом деле, ученые и социальные работники часто концентрируют все свое внимание на тех, кого называют «трудными детьми», совершенно не интересуясь другими детьми, у которых есть чему поучиться.

Почему некоторые дети не «сгибаются» под тяжестью проблем, которые у них возникают? Почему дети, рискующие столкнуться с определенными проблемами, избегают их? Могут ли некоторые «резильентные» дети научить нас тому, что могло бы нам помочь в профилактической и иной работе с другими, менее удачливыми детьми? Можем ли мы обнаружить у «трудных детей» сильные стороны, на которые они могли бы опереться, чтобы построить или изменить свою жизнь?

Эти вопросы приводят нас к необходимости взглянуть на ситуацию под иным углом зрения. Вместо того, чтобы изучать слабости и недостатки, а также способы их преодоления, мы начинаем с поиска сильных сторон и возможностей их использования. Вместо того, чтобы выявлять проблемы и выдавать их готовые решения, мы выявляем потребности и сильные стороны отдельных лиц, семей и сообществ. Мы пытаемся мобилизовать эти сильные стороны, чтобы помочь людям, семьям и сообществам самим решать свои проблемы. Образно говоря: недостаточно наложить на рану стерильную повязку, чтобы человек выздоровел. Именно здоровые ткани тела, окружающие рану, позволят ей по-настоящему затянуться. Следовательно, чтобы способствовать процессу выздоровления, нужно укреплять весь организм.

Отец-алкоголик, о котором шла речь в начале этой главы, - это только один пример; ребенок может столкнуться с другими трудностями: конфликт в семье, психологическая травма, полученная в результате войны… К сожалению, таких ситуаций неисчислимое множество…

В настоящей брошюре я стремился объяснить суть иного взгляда на вещи, о чем говорилось выше, всем тем, кого волнует воспитание и счастье детей. Основываясь на опыте, который я приобрел за время работы в международной организации, занимающейся защитой детства, я постараюсь дать ответы на все эти вопросы. Итак, настоящая брошюра — это ни научный документ, ни изложение социальной политики, ни подробная программа, ни свод предписаний или запретов, а некий синтез науки, политики, практической деятельности и жизненного опыта, который может стать хорошей основой работы для читателя, если он этого пожелает. Я не могу даже претендовать на то, что такой сплав науки, политики и практики является единственно возможным, но надеюсь, что он станет источником вдохновения для тех, кто непосредственно работает с детьми, кто определяет социальную политику и, может быть, даже для ученых. В конечном итоге, каждый должен решить, каким образом он будет использовать «строительные элементы резильентности», о которых идет речь в этой брошюре.

Я надеюсь, что опыт многих читателей или детей, с которыми они живут, найдет свое подтверждение в этой брошюре. В этом случае, настоящая публикация позволит им иначе взглянуть на свой опыт и, может быть, вызовет у них новые мысли и новые надежды для работы и жизни рядом с детьми.

 

1.2. Достичь успеха в трудных условиях: «резильентность»



Слово «resilience» употребляется редко. Во французском и испанском языках оно используется только, как технический термин для обозначения свойства материала принимать первоначальную форму после деформации, полученной в результате давления (сопротивление материалов). В английском языке этот технический термин употребляется также применительно к человеческим качествам. Мы будем использовать здесь этот термин именно в широком смысле.

Попытка дать точное определение «резильентности» человека может вылиться в нескончаемые дискуссии. В настоящей работе мы ограничимся кратким определением даже, если оно вызывает много научных и политических вопросов: «резильентность» - это способность человека или социальной системы строить нормальную, полноценную жизнь в трудных условиях. Это определение дается здесь только для того, чтобы облегчить нашу работу. Оно включает в себя элементы различных формулировок, предложенных учеными и практиками. Несмотря на кажущуюся простоту, это определение требует некоторых объяснений.

С практической точки зрения очень важно отметить, что концепция «резильентности» шире, чем просто «преодоление», так как она включает в себя два понятия:

— сопротивление разрушению, т.е. способность человека защищать свою целостность, когда он испытывает сильное давление;

— а также, помимо простого сопротивления, способность строить полноценную жизнь в трудных условиях; такое «созидание» предполагает умение планировать свою жизнь, что подразумевает движение в определенном направлении в течение какого-то времени.

В этом смысле, «резильентность» отличается от понятий «справиться с трудной ситуацией», «преодолеть преграды», «найти выход», которые все-таки подразумевают однократные действия: человек решает какую-то проблему, затем другую, но он не строит ничего продолжительного. Например, существуют социальные службы, которые, помогая людям справляться с различными ситуациями, делают их зависимыми от себя. Может быть, социальные службы должны стремиться к другой цели: помогать людям строить, по мере возможности, свою «резильентность»?

«Резильентность» подразумевает не просто преодоление человеком (обществом) трудностей и возврат к прежнему состоянию, тому, каким оно было до возникновения трудностей, а прогресс, движение вперед через трудности к новому этапу жизни.

В определении отмечается: «в трудных условиях», а не «вопреки» или «несмотря на» трудные условия. Практические работники говорят, что трудности, с которыми сталкиваются некоторые люди, действуют на них, как катализаторы, мобилизующие такие силы, о которых они и не подозревали. В самом деле, проблемы могут играть двоякую роль. Однако простая констатация этого факта совершенно не оправдывает их существование.

Краткий анализ концепции «резильентность» позволит лучше в ней разобраться. Если человек нормально взаимодействует со своим окружением, то это взаимодействие развивает и укрепляет в нем способность и к сопротивлению и к созиданию. Но если такое взаимодействие нарушается, эта способность, которую мы назвали «резильентностью», постепенно утрачивается. Следует подчеркнуть, что «резильентность» может находиться в латентном состоянии. Но вследствие различных событий, происходящих в жизни каждого человека, его «дремлющая» способность сопротивляться разрушению и строить свою жизнь вопреки всему может «перейти в активную фазу» и даже усилиться. Речь идет о «разбуженном» потенциале. Следовательно, сам процесс перехода из пассивного состояния в активное может усилить способность к «резильентности». Результатом такого процесса является позитивное развитие в тяжелой жизненной ситуации.

«Резильентность» может проявляться по-разному. Например, немецкий ученый Фридрих Лозель выделил следующие аспекты:

— Положительный результат достигается, несмотря на высокий риск, например, когда приходится преодолевать многочисленные факторы, вызывающие стресс и напряжение. Для примера сошлемся на беспризорного ребенка, ставшего хорошим уличным социальным работником;

— Сохранение способностей в опасной ситуации. Примером этого может, вероятно, служить Анна Франк, которая в течение двух лет продолжала гармонично развиваться в исключительно тяжелых условиях (см. текст на стр. 8) до момента гибели в концентрационном лагере;

— Восстановление после перенесенной травмы и достижение успеха впоследствии: в качестве примера можно привести фигуристку Оксану Баюл, золотую медалистку Зимних Олимпийских Игр 1994 года в Норвегии. Когда Оксане было 2 года, ее бросил отец, в 13 лет она потеряла мать, но затем девочка гармонично развивалась в приемной семье.

С чисто практической точки зрения, нас интересует не определение «резильентности», а то, каким образом мы можем ее развивать и стимулировать. Вот почему в настоящей публикации основное внимание будет уделено тем аспектам, в которых мы можем найти «кирпичики» для возможного построения «резильентности».

 

1.3. «Резильентность» любой ценой?



Некоторые молодые люди, у которых было трудное детство, могут «прекрасно» существовать, продавая наркотики или совершая преступления. Они нашли для себя способ выживания, но можем ли мы сказать, что они преуспели, находясь в трудных условиях? «Резильентность» ли это? Нет. «Резильентность» - это ни закон джунглей, ни выживание любой ценой. Очень важно, каким образом используется потенциал «резильентности».

Понятие «нормальная» жизнь в определении «резильентности» вызывает два типа вопросов: первый социологического, а второй этического характера:

— Кто в обществе определяет, что такое «нормально»? Во имя чего или кого? И для кого?

— Какое содержание мы вкладываем в понятие «нормальный»? Во имя чего?

Необходимо всегда спрашивать себя об этом и постоянно проверять свои действия и мысли в свете этих вопросов. Что скрывается, например, за понятиями «нормальное функционирование» или «положительная социализация»? Не используем ли мы иногда эти понятия совершенно необдуманно?

Социальный работник из одной развивающейся страны высказал однажды похожую мысль: « В моей стране бедный человек не сможет выжить, не нарушая закон. Чтобы выжить, он должен будет прибегнуть к незаконным методам».

Естественно, это высказывание может вызвать бурные дебаты о социальной политике, о том, что является «социально приемлемым» и о тех, кто определяет, что является социально приемлемым. Я не могу решить эту проблему здесь, хотя бы потому, подчеркиваю это еще раз, что очень многое зависит от местных условий. Но, какую бы позицию мы ни занимали в этом споре, у нас есть четкое представление о том, что такое хорошо (приемлемо) и что такое плохо. Когда мы говорим о «резильентности», мы должны понимать, что наши рассуждения основываются именно на этих представлениях, и что было бы полезно это обсудить… Разные члены и группы нашего общества — будь то отдельная личность с ее индивидуальным сознанием или небольшая группа сверстников, или же весь электорат с его коллективным сознанием — имеют разные жизненные ориентиры и строят свою жизнь по-разному. Однако, несмотря на все различия, нам всем следовало бы постоянно обсуждать эти этические и политические вопросы.

Даже если вы не любите абстрактные идеологические споры, вы должны признать, что такие проблемы очень тесно связаны с социальной работой. Например, как разработать программу для молодых людей, которым занятия проституцией или продажа наркотиков приносят больший доход, чем обычная работа? Как разработать проект, который давал бы им реальную альтернативу? Скорее всего, мы не сможем предложить молодым людям хорошо оплачиваемую работу, но мы можем, наверное, привить им какие-то ценности и помочь вновь обрести самолюбие. «Резильентность» должна основываться на нравственных принципах.

«Резильентность» — это не нейтральный медицинский инструмент. Она нуждается в ориентирах, отсутствие которых приводит к неудачам, как в личной, так и в профессиональной жизни. В этом смысле жизненные требования намного превышают те возможности, которыми располагает наука. В этой области ответы найти непросто, но лучше искать ответ на хороший вопрос, чем жить, обладая ложным знанием.

 

НЕКОТОРЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ



ВОСПИТАНИЯ «РЕЗИЛЬЕНТНОСТИ»

 

2.1. Синтез научных данных как основа практической деятельности



Ученые выделили несколько переменных величин «резильентности», каждая из которых имеет разное практическое значение. В настоящей работе представлены некоторые аспекты, в которых можно найти определенные элементы для построения «резильентности»; мы надеемся, что это поможет специалистам из разных стран, представляющим разные культуры, в их практической деятельности в самых разных ситуациях. Это те аспекты, над которыми можно работать. Каждый аспект может быть связан с несколькими переменными величинами «резильентности», описанными в научных трудах. Данный синтез основывается на шести критериях:

Выбранный аспект должен быть достаточно простым, чтобы было легко его понять и использовать. Нужно избавить практических работников от объяснений, слишком сложных для того, чтобы их можно было использовать в работе.

— Выбранные аспекты возможной работы должны быть такими, чтобы их можно было использовать в разных странах и на различных стадиях развития ребенка. Это исключает слишком подробное описание результатов исследований, характерных только для некоторых культур и некоторых возрастных групп.

— Выбранные аспекты должны быть связаны с практикой. Именно по этой причине наш выбор основывается не только на результатах теоретических исследований, но и на соображениях практических работников, высказанных в разных странах, на разных континентах.

— Выбранные аспекты не должны вступать в явное противоречие ни с теорией, ни с практикой.

— Иногда, переменные величины, которые в исследованиях разделяются, могут быть, для лучшего запоминания, объединены в один аспект возможной работы. Возьмем, к примеру, многочисленные переменные величины, связанные с социальными навыками, с навыками решения проблем или даже с техническими навыками. Гораздо проще их объединить в один аспект — «навыки».

— Мы должны иметь все основания думать, что работа в выбранном направлении действительно будет способствовать развитию «резильентности», что речь идет не о простом соотношении переменных величин, не имеющих причинно-следственных связей, или об ином способе описания «резильентности». Чтобы выбрать аспект работы, необходимо сравнить теоретические выводы с результатами практической деятельности, хотя бы потому, что очень трудно доказать наличие причинно-следственных связей чисто научным путем.

Список аспектов, над которыми следует работать для того, чтобы «построить» «резильентность», не исчерпывается теми, о которых мы будем говорить ниже. Он может и должен пополняться. Мы не ставим себе целью предоставить идеальный инструмент работы, который автоматически выдаст вам результат Б, если вы нажмете на кнопку А. Я не думаю, что развитие детей и общества происходит именно таким образом. Мы просто хотим предложить практическим работникам иначе рассматривать те проблемы, которые они должны решить, искать иной выход из положения и, возможно, иначе подходить к неразрешимым проблемам. Им предстоит дополнить этот список, внеся в него многочисленные данные, характерные для ситуации, с которой они будут работать. Таким образом, они смогут, исходя из своих потребностей, составить свой собственный список аспектов, над которыми можно работать. «Резильентность» — это не волшебная палочка, но она открывает нам новые горизонты и вселяет в нас новые надежды.

Перейдем к пяти аспектам, над которыми можно работать и которые следует проанализировать тому, кто хочет развивать и стимулировать «резильентность» на практике:

— Неформальное окружение ребенка, в котором есть хотя бы один взрослый, кому ребенок доверяет и который безоговорочно принимает ребенка таким, какой он есть. Такое признание является, возможно, фундаментом, на котором будет строиться все остальное.

— Поиск смысла, логики и гармонии в окружающем мире. Этот аспект лежит в сфере духовной жизни и религии.

— Некоторые социальные навыки и сознание, что ты можешь влиять, в какой-то степени, на ход своей жизни и умеешь решать различные проблемы.

— Самоуважение, положительная самооценка.

— Чувство юмора или окружение, в котором его может воспитать.

Ниже, эти аспекты будут представлены более подробно. Прежде чем приступать к работе над тем или иным аспектом, нужно постараться понять:

а) Можно ли использовать данный аспект и, если да то, каким образом, для работы с конкретным ребенком, с конкретной семьей, с конкретными сообществами? Есть ли в одном из этих аспектов необходимые ресурсы? Например, сможет ли кто-либо из социального окружения ребенка дать ему почувствовать, что он любим, и что его принимают таким, какой он есть? В рамках некоторых программ для беспризорных детей, такие доверительные отношения складываются иногда между детьми и поварихой. Она не психолог по образованию и, может быть, вообще не умеет читать и писать. При этом она оказывается «главным (референтным)» человеком для детей, что далеко выходит за рамки ее обязанностей поварихи.

б)  Что мы можем предложить, чтобы добиться успеха: что может сделать ребенок, что может сделать семья, что может сделать местная община? Что они могут сделать вместе? Например, могут ли творческие занятия повысить самооценку ребенка?

Это, естественно, не исключает возможности вмешательства специализированных служб, если это действительно необходимо и если… такие службы существуют или могут быть созданы!

Нужно всегда помнить о том, что нас могут ждать интересные открытия, если мы будем уделять внимание детям, которые живут в трудных условиях и рискуют, следовательно, столкнуться с множеством проблем, но счастливо их избегают или успешно преодолевают. Было бы очень полезно поговорить с некоторыми из таких ребят, что не всегда легко, потому что они, по определению, оказываются вне поля зрения социальных служб или социальных работников.

 

2.2. Первый аспект: социальное окружение и безоговорочное признание ребенка



Некоторые ученые и практические работники считают, что безоговорочное признание ребенка как личности является основным условием воспитания его «резильентности». Однако не следует думать, что, если ребенка безоговорочно принимают как личность, то все будет хорошо. У ребенка есть много других потребностей. Но это — основа основ. При этом нас по-прежнему волнует вопрос, на который пока нет ответа: что делать в исключительных случаях, когда ребенок потерял всякую способность ощущать привязанность к другому человеку?

Если ребенка безоговорочно принимают как личность, это совершенно не означает, что его поведение также одобряется. Напротив, если поведение ребенка безоговорочно одобряется, это часто свидетельствует о полном к нему равнодушии.

Что означает безоговорочно принимать ребенка таким, какой он есть? Проявлять к нему подлинный интерес, испытывать привязанность, быть человеком, к которому ребенок всегда может обратиться в случае необходимости… В конечном итоге, речь идет о настоящей любви к ребенку, в самом глубоком смысле этого слова. К сожалению, слово «любовь» часто употребляется только значении «чувства» или «сексуальные отношения». Однако, настоящая любовь — это тяжелая и в то же время увлекательная работа, которая состоит в овладении искусством безоговорочно принимать другого человека таким, какой он есть, делить с ним свою жизнь, постоянно открывать в нем что-то новое… Эти отношения не имеют ничего общего с теми условными и прагматичными связями, которые навязывает нам современное общество. Очень важно понимать, что отношения такого рода могут испортиться, но об этом мы поговорим в следующих главах.

Один бывший беспризорник писал, ссылаясь на собственный опыт: «Если мне удалось выкарабкаться, то это только благодаря тому, что однажды я встретил человека, который в меня поверил. Это был педагог».

Бывают исключительные ситуации, когда роль «референтного» взрослого играет другой ребенок. Например, Анна Франк, о которой мы говорили выше, жила со своими родителями и любила их, особенно отца; впоследствии ее связывало очень глубокое чувство с одним молодым человеком. Но ее дневник был адресован вымышленной подруге, Кити, что является, по меньшей мере, непривычным способом чувствовать, что тебя принимают такой, какая ты есть! В начале дневника Анна Франк пишет вымышленной подруге о своей потребности чувствовать, что тебя принимают безоговорочно:

«Надеюсь, что я все смогу доверять тебе, как никому до сих пор не доверяла, надеюсь, что ты будешь для меня огромной поддержкой».

Обычно человеку легче почувствовать безоговорочное признание не в профессиональной среде, а в семье и среди друзей. Именно поэтому, в частности, неформальное социальное окружение имеет такое большое значение. Помимо этого, близкие и не очень близкие люди из неформального окружения ребенка часто первыми приходят ему на помощь, когда он сталкивается с различными проблемами. Это говорит о том, что в ходе профессионального вмешательства следует уделять большое внимание неформальным отношениям. Прежде чем задуматься над формами своего непосредственного воздействия на ситуацию, социальный работник должен попытаться выяснить, чем естественное окружение ребенка, его семья, его друзья, его община могут ему помочь.

Друзья, дальние и близкие родственники, а иногда преподаватели или представители местной общины могут быть теми взрослыми, которые безоговорочно принимают ребенка таким, какой он есть. В силу многих причин, общество прямо заинтересовано в том, чтобы неформальные социальные институты функционировали нормально.

Если в семье все в порядке, она будет безоговорочно принимать своих членов такими, какие они есть. Отсюда огромное значение семьи, но также и резкие нападки в ее адрес со стороны многих лиц, имеющих негативный опыт семейной жизни.

По разным причинам многие семьи отказываются принимать своих членов такими, какие они есть. Вполне вероятно, что многие взрослые никогда не чувствовали, что их близкие принимали их такими, какие они есть, но это не помешало им построить нормальную жизнь. Исследования по «резильентности» свидетельствуют лишь о том, что дети, которые чувствуют, что их принимают такими, какие они есть, оказываются гораздо более стойкими, когда с ними случается беда. Это позволяет нам все-таки утверждать, что очень многие люди легче бы справлялись со своими проблемами, если бы они могли почувствовать, что, по меньшей мере, близкий друг принимает их такими, какие они есть (если этого нельзя сказать о членах его семьи).

Именно поэтому программы, направленные на укрепление института семьи и дружеских неформальных отношений, могут иметь очень большое значение.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©genderis.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница