Рецепция христианской мистики европейской магией: о происхождении одного эзотерического образа 1



Скачать 336.4 Kb.
Pdf просмотр
страница4/8
Дата28.01.2019
Размер336.4 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8

8
В этом смысле теорию астрального света Леви можно рассматривать как итог развития магистральной в европейской эзотерике магико-алхимической традиции и сформировавшейся в ее рамках теории трех начал, а также месмеризма. В рамках концепции астрального света как универсального жизненного флюида и сущности трех алхимических начал эти традиции соединяются.
Однако сейчас кратко рассмотрев теоретическую базу теории астрального света Леви, вернемся к цитате, приведенной в начале. «Этот универсальный посредник природных явлений … это астральный свет мартинистов, и мы предпочитаем как наиболее точное это обозначение». Что значит «астральный свет мартинистов»? Получается, что Леви использует придуманный не им самим термин! И какое отношение «астральный свет» имеет к «мартинистам»?
Мы рассмотрим позиции исследователей эзотеризма по этому вопросу и предложим свой взгляд
28
Мартинисты – ученики Луи Клода де Сен-Мартена, о котором мы вкратце упомянули выше. Однако прямой связи доктрины Сен-Мартена и теории астрального света не существует. Вначале обратимся к ссылке известного английского деятеля эзотеризма Артура Уэйта (1857-1942), переводчика
«Истории магии» Леви на английский:
«Не существует мартинистской доктрины, касающейся астрального света, понимаемого как универсальный посредник. Элифас Леви, кажется, использует термин «мартинисты» в широком смысле, включая и школу де Паскуалли.
Паскуалли, тем не менее, не имеет доктрины, касающейся астрального света.
Современный французский мартинизм прочел ее в эпико-магической поэме
―Крокодил‖ Сен-Мартена»
29
Мы коснемся этого произведения Сен-Мартена ниже, однако сразу же обращает на себя внимание, что замечание Уэйта не решает проблему. Даже если Леви, имея в виду мартинистов, подразумевает всех их от Паскуалли, неясно, какое происхождение имеет термин «астральный свет», и является ли его автором сам Леви. Тем более непонятно, какое отношение имеет современный Уэйту мартинизм времен Папюса к термину Леви, введенному за полвека до этого. Самое важное – что во всем наследии Сен-Мартена формируется схема: душа (intermédiare, médiateur plastique) – Душа мира, астральный свет
(médiateur plastique universel).
28
Следующая часть работы представляет собой немного дополненный отрывок из нашей книги: Фиалко М. М. Теория трех начал в истории европейского эзотеризма. –
Saarbrücken, 2012. – С. 95-109. Еще один вариант этой работы в печатном виде: Фиалко М. М.
Теория астрального света Элифаса Леви и ее истоки (часть вторая) // Религиоведение. 2012.
№4. С. 166-173 (к сожалению, здесь статья вышла в неполном и искаженном виде).
29
The history of magic. Translated by Arthur Waite. – London, 1913. – P. 39, n. 1.


9 отсутствует сам «астральный свет», поэтому если следовать логике Уэйта, Леви, прекрасно знакомый с современным ему эзотеризмом (он был основателем
«Герметического ордена вселенской розы и креста»), на основании изучения трудов Сен-Мартена и в первую очередь «Крокодила», использует придуманный им термин, почему-то приписывая его «мартинистам», а не самому Сен-Мартену (!).Известный ирландский англоязычный поэт и деятель эзотеризма Уильям Йитс (1865-1939) пытался разрешить эту проблему в одной из своих поздних заметок к опубликованному в 1933 г. эссе о «Луи Ламбере».
«Я думаю, что возможно Элифас Леви нашел свой «астральный свет» не у
Сен-Мартена, как он утверждал, где один глубокий исследователь мистицизма
XVIII века без толку искал его, а в «Луи Ламбере»
30
Под глубоким исследователем имеется в виду Уэйт
31
. «Луи Ламбер»
32
– одна из повестей Бальзака, вышедшая в 1832 г., где от первого лица описывается несчастная жизнь школьного друга главного героя — Луи
Ламбера. С детских лет он был не похож на своих сверстников и потом увлекся доктриной Сведенборга и разработал собственную «систему», потеряв рассудок и умерев на руках своей возлюбленной, которая и оставляет главному герою немногое, что осталось от Ламбера — сборник его афоризмов.
«Все здесь внизу (в земном мире – М. Ф.) произведено эфирной субстанцией, общей основой многих феноменов, известными под неточными именами Электричества, Тепла, Света, гальванического, магнетического
Флюида. Универсальность изменений этой субстанции формирует то, что грубо называют материей»
33
Бальзак был важной фигурой в жизни Леви. Вскоре после оставления семинарии из-за романа с Адель Алленбах он становится художником и знакомится в 1838 г. с Бальзаком. Через много лет он будет долгое время гостить у вдовы Бальзака, графини Эвелины Ганьской (Жевуски), а выпущенный в 1861 г. роман Леви «Мѐдонский колдун» будет посвящен ей
34 30
Yeats W. The Collected Works: Later Essays. – New York, 1994. – P. 366. Само эссе см.:
Ibid. – P. 123-130.
31
Ibid. – P. 366.
32
Balzac O. Louis Lambert, Les proscrits, La seraphita. – Paris, 1858. – P. 1-133.
33
Ibid. – P. 120.
34
Lévi E. Le sorcier de Meudon. – Paris, 1861. – P. I. Кстати, сестрой Ганьской была одна из самых красивых женщин своего времени, Каролина Собаньская (Жевуска), сильное увлечение Пушкина, которой он посвятил свое знаменитое «Что в имени тебе моем»:
Что в имени тебе моём?Оно умрёт, как шум печальный
Волны, плеснувшей в берег дальный,
Как звук ночной в лесу глухом.
Оно на памятном листке


10
Однако даже если признать, что «Луи Ламбер» повлиял на концепцию астрального света Леви, все равно остается неясным само происхождение этого термина, и замечание Йитса не помогает выйти из тупика, так как непонятно его отношение к «мартинистам». Заметим, что Йитс введен в заблуждение Уэйтом, ведь Леви писал, о том, что использует термин не Мартена, а мартинистов.
Имеет смысл обратиться к наследию «мартинистов», чтобы проверить встречается ли у них сам термин «астральный свет». «Lumière astrale» не встречается у самых известных прямых учеников Сен-Мартена – Жана Жанса,
Жозефа Жильбера, Жана-Батиста Виллермоса, Пьера Фурнье. Однако этот термин находится в работах не очень известного мыслителя, друга Сен-
Мартена, Жана Дютуа-Мембрини (1721-1793), в частности, в «Божественной философии, примененной к светам естественному, магическому, астральному, сверхъестественному, небесному и божественному»
35

Оставит мёртвый след, подобный
Узору надписи надгробной
На непонятном языке.

Что в нём? Забытое давно
В волненьях новых и мятежных,
Твоей душе не даст оно
Воспоминаний чистых, нежных.

Но в день печали, в тишине,
Произнеси его тоскуя;
Скажи: есть память обо мне,
Есть в мире сердце, где живу я…
35
Dutoit-Membrini J. La philosophie divine appliquée aux lumières naturelle, magique, astrale, surnaturelle, celeste et divine. – Lyon, 1793. Единственной известной нам книгой о философии Дютуа-Мембрини был и остается труд Шаванна «Жан-Филипп Дютуа. Его жизнь, характер и учения» (Chavannes J. Jean Philippe Dutoit. Sa vie, son charactere, et ses doctrines. –
Lausanne, 1865). Существует также небольшая работа Шарля Буржера 1868 г. на степень бакалавра теологии: Burger Ch. Essai sur Jean-Philippe Dutoit et sa philosophie divine. –
Strasbourg, 1868. О теории астрального духа Дютуа cf.: Chavannes J. Op. cit. – P. 233-238;
Burger Ch. Op. cit. – P. 20-25. Как повествует Шаванн, старший соратник Дютуа Герр фон
Фляйшбайн (von Fleischbein, 1700-1774), глава их мистического кружка в Лозанне, как и его ученики, носил ряд известных лишь узкому кругу посвященных тайных имен, среди которых был «Келеф» (
, евр. «пес»). Им он любил подчеркивать свою скромную роль и верность
Христу. После смерти фон Фляйшбайна другие члены их кружка решили передать Дютуа, которого они просили встать на место учителя, как часть его духовного наследства это мистическое имя, отсылающее к евангельскому эпизоду исцеления бесноватой (Мф., 15: 22-
28; Мк., 7: 26-30): «но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их». Cf.: Chavannes



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©genderis.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница