Психология журналистики



страница12/26
Дата11.10.2017
Размер5.56 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   26

4.1.2. Типологии личности в аспекте журналистской деятельности
Одинакового набора качеств у двух разных людей нет и быть не может, но психологам удалось выделить типы личности, параметры которых имеют достаточно прозрачные психологические характеристики. Существующие сегодня типологии личности разнообразны и варьируются в зависимости от того, какие типологические признаки исследователи использовали в качестве основы для классификации.

В профессиональном аспекте особое значение приобретает теория А. Адлера, который полагал, что особенности нашей личности определяются взаимодействием трех основных направлений, глобальных задач жизни человека – работы, дружбы, любви. Подход к решению этих задач определяется выраженностью таких качеств человека как «социальный интерес» (стремление к сотрудничеству скорее ради общего успеха, нежели ради личной выгоды) и «степень активности» (уровень энергии, возбуждения, с которым человек подходит к решению трех основных задач). В результате психолог выделяет четыре основных типа личности:

1. Управляющий. Самоуверенный, напористый, активный. Но при этом с незначительным социальным интересом, фокусировкой на своих целях, установкой на превосходство над внешним миром. Характер решения задач – скорее враждебный. Такие люди нередко выбирают лидирующие роли в коллективе и командно-административный стиль управления;

2. Берущий тип. Удовлетворяет потребности за счет других, обладают низкой степенью активности, незаметны. Нередко эксплуатируют других;

3. Избегающий тип. Опасается неудач, уходит от решения задач, избегает жизненных проблем;

4. Социально-полезный тип. Социально ориентирован, проявляет заботу о других, заинтересован в общении, воспринимает собственные задачи как социальные проблемы, стремится к сотрудничеству, демонстрирует личное мужество.

Эти типы вряд ли представимы «в чистом виде», но именно доминирование качеств последнего позволяет журналисту эффективно реализоваться в профессиональной сфере.

Другой исследователь психологии личности - К.Г. Юнг - выделил несколько психотипов, подробное изучение и описание которых послужило основой для формирования соционического направления. Психотипы различаются на основе таких противопоставленных пар как экстраверсия-интроверсия, мыслительность-эмоциональность, сенсорность-интуитивность, рациональность-иррациональность. Подавляющее число описанных Юнгом психотипов может эффективно работать в сфере журналистики в силу вариативности последней. Так, общая направленность в сторону экстраверсии необязательна для верстальщика или корректора; мыслительность и эмоциональность активно проявляются во многих журналистских материалах как взаимодополняющие доминанты; сенсорность, свойственная репортерам, уступает интуитивности, проявляющейся в аналитике (особенно в сфере прогнозирования); общая рациональность в моменты поиска творческого решения идет рука об руку с иррациональностью.

В чем-то повторяет типологию личностей Адлера теория Э. Фромма, который подразделяет людей на пять типов:

1. Рецептивный. Источник позитивного видит вне собственной личности, зависим, пассивен, не способен эффективно действовать без посторонней помощи, доверчив, часто сентиментален, идеалистичен;

2. Эксплуатирующий. Добивается всего, что ему нужно, силой или изобретательностью, агрессивен, надменен, эгоцентричен, самонадеян, чрезвычайно импульсивен. Но при этом обладает чувством собственного достоинства и уверенностью в себе;

3. Накапливающий. Пытается завладеть тем, что считает благом. Причем – в как можно больших объемах. Страх потерять накопленное заставляет его бояться перемен. Он ригиден, подозрителен, упрям. Однако при этом лоялен, сдержан, осмотрителен;

4. Рыночный. Ориентирован на оценку личности как товара, а потому фиксирован на сохранении приятной внешности, установлении связей с нужными людьми, легко приспосабливается к тем, от кого зависит его благополучие, неразборчив. Но при этом любознателен, щедр;

5. Продуктивный. Независим, честен, спокоен, социально ориентирован, креативен, трудолюбив, заботлив, ответственен, демонстрирует уважение к окружающим.

Безусловно, как и в случае адлеровской концепции, доминирование черт последнего типа предпочтительно в профессиональной деятельности журналиста. Однако наиболее значимой с точки зрения профессиональной самореализации является, на наш взгляд, классификация личностей Г. Олпорта в зависимости от доминирующих ценностных ориентаций, проявляющихся на самых глубоких уровнях:


  1. Теоретическая. Человек заинтересован в раскрытии истины. Он рационален, критически и эмпирически подходит к оценке жизненных ситуаций, интеллектуален и выбирает деятельность в научной сфере. В журналистике, как правило, эффективно реализуется в аналитике, критике;

  2. Экономическая. Человек ценит пользу и выгоду. Он практичен, эффективен, действует с наименьшими затратами при наибольшей прибыли, накапливает лишь те знания, которые принесут конкретную пользу. В журналистике хорошо реализует себя в деятельности, связанной с техникой и технологией медиаиндустрии, а также в системе управления;

  3. Эстетическая. Человек ценит форму и гармонию, воспринимает все с позиций привлекательности, уместности – причем как в отношении процесса, так и в отношении результата. Это творец и художник. Хороший режиссер, дизайнер, сценарист. С успехом реализует себя в авторских материалах;

  4. Социальная. Человек ориентирован на приобретение любви людей, на установление теплых отношений, альтруистичен, обладает ярко выраженной эмпатией. Это – хороший собеседник, рассказчик, ведущий;

  5. Политическая. Человек сфокусирован на власти. Это – лидер в любой сфере, любит влияние, славу, известность. В журналистике часто – ведущий острых общественно-политических передач, автор критических выступлений. Эффективно работает в области расследовательской журналистики;

  6. Религиозная. Человек заинтересован в понимании мира как единого целого, ориентирован на глубокое постижение реальности. Его ниша – художественная публицистика, документалистика.

Существуют и другие типологии личностей, более или менее представленные в журналистике. Сами журналисты нередко спонтанно классифицируют людей, с которыми им приходится контактировать, - это один из эффектов категоризации, упрощающей общение. Причем исследователями замечено128, что чем выше уровень развития и профессионализации человека, тем разнообразнее классификация, тем она шире и богаче, тем больше предусматривает исключений. Вот и мы, как бы ни пытались систематизировать всю информацию о человеческой индивидуальности, должны учитывать тот факт, что параметры личности журналиста трансформируются в зависимости от разных факторов. Например – от специализации, что ярко иллюстрирует разработанная Л.Г. Свитич профессиограмма журналиста129.

Так, если для репортера или ведущего ТВ крайне желательно быть экстравертом, сангвиником или холериком, то публицист может иметь любой тип личности и темперамента. Репортера и ведущего ТВ характеризует доминирование зрительной и слуховой памяти, аналитика – логической, публициста – образной.

Пресса – особая сфера деятельности журналиста, которая включает в себя множество более мелких специализаций. Скажем, вы сотрудник ежедневной городской газеты. Соответственно вы учитесь работать очень оперативно, в основном пишете заметки, репортажи, отчеты, может быть – корреспонденции. Вы культивируете определенные источники информации, соответствующие тематике, которой занимаетесь в газете: устанавливаете с ними хорошие отношения, оказываете мелкие услуги, поздравляете с праздниками… Если вы обладаете аналитическим складом ума, то работа в таком издании не только не научит вас ничему для вас полезному, но и не принесет никакого удовлетворения (кроме, возможно, материального). Зато (при условии наличия изначальных нравственных основ) наверняка научит осторожности обращения со словом.

Другой пример – вы работаете в деловой прессе. На любой факт или событие деловой журналист обязан смотреть глазами своего читателя: менеджера или финансиста, специалиста по недвижимости или персоналу. Соответственен подбор тематики и угол ее освещения. Стиль письма в деловом издании строг так же, как деловой костюм: никаких словесных рюшей и оборок, недомолвок и двусмысленностей. Отношение к точности и выверенности информации – максимально строгое.

Если же вы чувствуете интерес к работе в бульварной прессе, то будьте готовы к тому, что еще недавно в России не существовало такого понятия. В связи с этим можно привести несколько цитат из журнала «Журналист»:

«…Выяснилось, что журналист бульварной газеты – человек особого склада. Ему не свойственно сомнение: задавать матери погибшего какой-то личный вопрос или не задавать, потому что сделаешь больно. Где искать таких журналистов? Тут у нас – ни школы, ни традиций». «…Надо обладать особым даром, особым, профессиональным цинизмом».

Безусловно, для того чтобы работать в бульварной прессе, придется научиться смотреть на мир просто и мерить окружающее мерками «интересно-неинтересно читателю», игнорировать общественное мнение, которое обязательно будет ассоциировать вас с вашим изданием, получать удовольствие от своего профессионализма и насыщенной событиями жизни. Вот такая жизненная позиция. Один из известных журналистов Игорь Уткин дал молодым журналистам такой совет: «Работайте на имя, потом оно будет работать на вас. Ищите себя, специализируйтесь в какой-то одной области, становитесь ассом в ней. И печатайтесь, печатайтесь! Иначе никто вас не узнает, как бы талантливы вы ни были. Постигайте такое тонкое искусство нашей профессии: писать то, что ты хочешь, и чтобы это не вызывало антипатии у редактора»130.

Такую же рекомендацию можно адресовать всем без исключения сотрудникам СМИ – и радийщикам в том числе. Но работа на радио диктует свои требования к особенностям личности журналиста. Радио – это не просто живая газета. Работать на радио – значит не просто писать текст, а писать с учетом того, что слушатель никогда не увидит его, что текст должен хорошо восприниматься на слух: быть достаточно ясным, простым и композиционно-логичным. Удачный рекламны слоган радиостанции «Эхо Москвы» гласит: «Слушайте радио! Остальное – видимость». Действительно, слушая радио, человек «включает» свой самый ранний проводник в окружающем мире. Есть данные, что именно через уши легче всего воздействовать на подсознание.

Кем бы вы ни работали на радио – комментатором, обозревателем, автором программы, радиодраматургом или просто репортером, - вам необходимо использовать человеческое воображение с его совершенной, неизменной художественной фантазией. Все, что человек слышит по радио, представляется ему до такой степени типичным в своей красоте или безобразии, настолько своеобразным, конкретным и исполненным жизни, что это может быть только пределом мечтаний для других типов СМИ. Поэтому для журналиста, работающего на радио, принципиально важно обладать особым, развитым образным мышлением. Умение создать звуковой образ, сочетать элементы речи, музыки, шума так, чтобы вызвать у слушателей яркие ассоциации и сформировать представление о реальном событии, характере человека – обязательное качество для журналиста. Заявление о том, что на радио работают люди с доминирующим аудиальным каналом восприятия информации, довольно спорно, хотя, может быть, грамотно с теоретической точки зрения. Но совершенно определенно то, что это должны быть люди с хорошим слухом, дикцией, приятным тембром голоса и ярко выраженным образным мышлением, способные работать в коллективе, располагать к себе собеседника. В остальном радио – поистине универсально: оно дает возможность для реализации совершенно разным психотипам, людям разного возраста и интересов.
Умение взаимодействовать с людьми, работать в команде желательно и для телевизионщика. Тележурналист неотделим от людей, без которых немыслимо сделать сюжет или программу на телевидении – в первую очередь режиссера, оператора, осветителя, звукорежиссера, видеоинженера, а также своего главного редактора, стилиста… Успех съемки зависит даже от водителя. Поэтому важно отбросить монополистское мышление газетчика и уметь допускать в свое творчество других творцов.

Как правило, представители, работающие в этом типе СМИ, обладают такими качествами как честолюбие, телегеничность, целеустремленность, энергичность, деловитость. Далее, телевизионщику важно обладать таким качеством, как распределяемость внимания: при написании текста учитывать возможный видеоряд, на который он «наложится». Текст, как закадровый, так и в кадре, должен выгодно подчеркивать и обыгрывать «картинку», дополнять ее и заставлять правильно звучать. Особенно важной распределяемость внимания становится в ситуации прямого эфира.

Многое зависит и от того, в создании какой конкретно телепрограммы вы участвуете. Так, наиболее выраженные черты «типичного тележурналиста» молодежной редакции – это радикализм, нетрадиционность взглядов, гибкость мышления, слабая управляемость своими поступками, общительность, скептичность и даже цинизм, погруженность в себя, мечтательность131. Совсем иначе будет выглядеть портрет «среднего» сотрудника отдела культурно-просветительских программ или главного редактора рубрики, который отличается самоконтролем, обязательностью, дисциплинированностью, помехоустойчивостью, самоудовлетворенностью.

Метод фокус-групп позволяет определить качества ведущих, наиболее благоприятно воспринимаемые аудиторией. При этом нет универсальных качеств, которые понравились бы любой аудитории, но есть тенденции:



  1. Женская часть аудитории при восприятии ведущих мужчин наиболее внимательна к формальным характеристикам (цвет волос, овал лица, форма глаз и рук);

  2. Мужская часть аудитории при восприятии женщин-телеведущих наиболее внимательна к динамическим характеристикам (мимика, пластика, жестикуляция, общая гармоничность);

  3. При восприятии своего пола большее внимание уделяется интеллектуальным способностям (эрудиция, ум, образованность) и своеобразию облика (оригинальности, обаянию, притягательности);

  4. От ведущего развлекательного ток-шоу зритель ожидает прежде всего высокого вкуса в одежде; от комментатора и ведущего аналитического ток-шоу – простоты и доступности; от ведущего передачи формата студийной беседы – теплоты и человечности, задушевности; от репортера (опрос на улице) – вежливости.

  5. В ведущих монологовых аналитических передач ценится средне развитый (по Кэттеллу) логический интеллект, слабая развитость гибкости мышления, невысокая готовность воспринимать новую информацию (нижняя граница нормы). Успешны здесь люди эмоционально неустойчивые, внутренне напряженные, фрустрированные, тревожные, внешне самоуверенные, демонстративные (таким наша социальная перцепция приписывает интеллектуальные способности).

  6. Ведущие аналитических ток-шоу успешны, если они отличаются хорошим самоконтролем, придерживаются общепринятых норм, расчетливы, тактичны, эмоционально зрелы, отличаются развитым чувством самозащищенности, а потому доверчивы, терпимы и безмятежны, уравновешены.

Так или иначе, любому журналисту, работающему в кадре, потребуется определенная концентрация, уравновешенность процессов возбуждения и торможения, высокий уровень самоконтроля, определенная толстокожесть, избавляющая от острых переживаний по поводу профессиональных неудач, которые случаются нередко. Конечно, не все тележурналисты – люди «эфира». Можно успешно работать на телевидении и никогда не появляться в кадре. Тем не менее, результаты опросов экспертов фиксируют следующие «универсальные» характеристики идеального ведущего: добросовестность, самостоятельность, независимость, уверенность, общительность, решительность, самоконтроль, эмоциональная «толстокожесть». Наименее желательны раздражительность, напряженность, уступчивость132.

Как видим, в числе отмеченных аудиторией желательных качеств тележурналиста не последнее место занимают те, что относятся к долженствовательной сфере личности. И, думается, эти требования распространяются за пределы телеработы на всю сферу журналистики. Сфера долженствования в самом деле тесно связана с личностными качествами человека, с доминирующими чертами индивидуальности и активным образом влияет на подход к профессиональной деятельности журналиста.

4.2. Долженствовательная сфера личности журналиста

Журналист как человек, причем человек, вовлеченный в активное социальное общение, выстраивает свою деятельность не только исходя из заданных от рождений качеств или черт личности, сформировавшихся в процессе жизнедеятельности, но и исходя из того, что называется жизненной позицией. В этом аспекте важно, чтобы компоненты жизненной позиции совпадали как можно более полно с профессиональными нормами. В противном случае конфликт между нормами, по которым строится общение людей в профессиональной сфере, и нормами, лежащими в основе других сфер жизни журналиста, будет препятствовать развитию личности человека и затруднит формирование цельности.

Нередко люди, которым приходится эпизодически или вовсе однократно взаимодействовать с журналистами, обвиняют их в ярко выраженном цинизме. По большей части небезосновательно. Но в чем корни такого отношения ко всем и вся? По мнению психологов133, демонстративный цинизм позволяет человеку, пренебрежительно относясь ко всем ценностям, исключить непереносимые внутренние конфликты, порожденные именно несовместимостью идеалов – личностных и профессиональных в том числе. Так что для журналиста соответствие жизненной позиции и ситуации в медиасфере очень важно.

Для самого журналиста и для аудитории принципиально важно также, чтобы жизненная позиция была адекватна задачам, выполняемым средствами массовой информации.



Жизненная позиция формируется у человека на основе его обогащенной моральной установки в ходе тех нравственных исканий, которые сопутствуют освоению им накопленного обществом морального опыта. Процесс этот в жизненном цикле человека приходится в основном на время перехода от пятой к шестой стадии развития идентичности. Для журналиста, пришедшего в профессию относительно рано, он становится особенно сложным, а потому остановимся на нем подробнее.
4.2.1. Процесс формирования идентичности и медиасфера
Что означает слово «идентичность»? Словарное его толкова­ние — «тождественность», «одинаковость в чем-то». Психолог Э. Эриксон обозначает им «твердо усвоенный и личностно при­нимаемый образ себя во всем богатстве отношений личности к ок­ружающему миру...». Такой образ складывается не сразу и не у всех одинаково успешно. Достижение идентичности — результат решения возрастных задач, встающих перед каждым человеком на разных этапах его жизненного пути. Элементы социального мира активно включаются в процесс формирования идентичности человека. Сегодня этот процесс вышел далеко за пределы стабильности и надежности. Как отмечает К. Хорни, «если цивилизация находится в состоянии быстрого изменения, когда принципиально противоречащие ценности и дивергентные способы жизни сосуществуют бок о бок, то выборы, которые должен делать индивид, многозначны и трудны… Не приходится сомневаться в том, что выборы, подобные указанным, должны делать люди, живущие в нашей цивилизации…»134 К. Хорни писала эти строки в середине ХХ века, когда телевидение еще не вступило в свои права. Сегодня эта и без того тревожная ситуация усугубляется воздействием новых технологий в области массовой информации. Последние (а телевидение особенно) играют существенную роль в конструировании как социального, так и внутреннего поля индивида. Определение человеком самотождественности, своих границ и места в мире подвергаются серьезному давлению со стороны масс медиа в силу неадекватности продуцируемой ими медиареальности. В связи с этим формируется явно выраженная тенденция изменения процесса формирования как личностной, так и социальной идентичности под воздействием СМИ. Причем под угрозой оказывается в первую очередь интеграция этих двух видов идентичности, потеря ощущения внутренней согласованности и, как следствие, утрата своего места в жизни. Журналист, будучи активно включенным не только в процесс потребления медиапродукции, но и в процесс ее создания, подвергается серьезному давлению во время формирования идентичности. Последствия такой ситуации разнообразны:

  1. Утрата позитивной идентичности, обеспечивающей восприятие мира как стабильного, надежного, справедливого. Дезорганизация внутреннего мира человека и впечатлений об окружающем мире. Формирование искаженных представлений о поведенческих нормах;

  2. Потеря надежных отличительных черт «своей» группы и «чужих» групп. «Путаница» социальных ролей, отсутствие четких представлений о профессиональных требованиях. Оскудение представлений об устройстве мира;

  3. Негативная оценка «своей» группы и невозможность ее покинуть. Циничное отношение к представителям своей профессии и к аудитории.

Таким образом журналист сегодня оказывается как бы на передовой, принимая тот удар, который сам же и спровоцировал. Подобный процесс обретает особое значение в силу того, что идентичность человека управляет скорее его поступками, а не мыслями. Последнее позволяет нам предвидеть далеко идущие социальные последствия такого давления. «Сбои» формирования Я-идентичности журналиста неизбежно будут провоцировать подобные же «сбои» в формировании Я-идентичности читателей, зрителей, слушателей.

В чем особенность того периода в развитии идентичности, о ко­тором идет речь? Пятая стадия — возраст от 11 до 20 лет, когда перед юношей или девушкой стоит задача объединения в некую целостность всего, что они знают о себе. Если эта задача решается успешно, то у человека формируется чувство идентичности; если нет — возникает спутанная идентичность, переживаемая как мучи­тельные сомнения по поводу своего места в обществе, по поводу своего будущего. Шестая стадия (от 21 до 25 лет) — пора, когда человек на основе уже сложившейся психосоциальной идентично­сти решает «взрослые» задачи, в частности, создает связи, соответст­вующие потребностям основных направлений его самореализации: семейные, дружеские, профессиональные и др. В случае успешного решения их у него появляется социальная устойчивость, способ­ность к соучастию в социокультурных процессах при сохранении перспектив саморазвития. Если же эти задачи человеку решить не удается (чаще всего из-за возникшей ранее спутанной идентично­сти), то у него начинает развиваться изоляционизм, усугубляющий процессы спутанности и подталкивающий к регрессу личности.

В контексте рассуждений Эриксона жизненная позиция представляется проявлением в самосознании личности достигнутого уровня идентичности. При этом в ней обнаруживается мера тождеств человека не только с самим собой, но и с социумом (персональная и групповая идентичность). Тем самым предопределяется степень его моральности и степень включенности в социокультурные процессы. Отражая отношения и виды деятельности, которые человек воспринимает в качестве поля для самореализации, жизненная позиция интегрирует в себе соответствующий комплекс фиксированных установок в их рациональном, эмоциональном и воле­вом (поведенческом) аспектах. Иначе говоря, она берет на себя роль механизма, «запускающего» активность личности в той или иной сфере жизнедеятельности.

Очень важно при этом, чтобы собственный образ («образ себя») сформировался у журналиста без особых отклонений от эпи­генетического принципа. Подчеркивая значение этого принци­па, вытекающего из понимания развития организма в утробе матери, Э. Эриксон поясняет, что в обобщенном виде эпигене­тический принцип заключается в следующем: все, что развивается, имеет исходный план развития, в соот­ветствии с которым появляются отдельные части — каждая имеет свое время доминирования, — покуда все эти части не составят способного к функционированию целого. ...Появляясь на свет, ребе­нок меняет химический обмен в утробе матери на систему социаль­ного обмена в обществе, где его постепенно развивающиеся способ­ности сталкиваются с культурными возможностями, благоприят­ствующими этому развитию или лимитирующими его.

Если «образ себя» складывается у человека согласно эпигене­тическому принципу, то его жизненная позиция оказывается цельной, устойчивой, непротиворечивой и становится для него надежным средством самореализации. Обусловливая возможнос­ти дальнейшего многогранного развития личности, она в то же время обеспечивает согласованность ее поведения с общим нрав­ственным законом.

Между тем, далеко не каждому сегодня удается преодолеть внутренние конфликты и создать несомненно крепкую, надежную иерархию жизненных ценностей. Скорее, мы все чаще наблюдаем обратное. Где же выход? Думается. Он в достаточной степени четко и прямолинейно сформулирован К. Хорни: «Если мы достаточно энергичны, то нет никаких оснований, почему мы не должны попытаться разрешить внутренние конфликты хотя бы в принципе. Личная образованность могла бы значительно помочь нам жить с большим знанием самих себя и развивать собственные убеждения.135 Понимание важности факторов, определяющих наш выбор, дало бы нам идеалы. За которые следует бороться, и тем самым дало бы направление нашей жизни».136


4.2.2. Профессиональная позиция в структуре личности журналиста
Тот факт, что жизненная позиция интегрирует в себе установ­ки на самореализацию личности в самых разных направлениях, дает основания рассматривать это понятие как общее, родовое для группы понятий, в которых отражаются элементы самосознания, связанные с конкретными направлениями самореализации. С этой точки зрения политическая и профессиональная позиции, равно как и другие, обусловленные ролевыми характеристиками лично­сти, выступают в виде определенных граней жизненной позиции - ее составляющих. Очень важно, чтобы эти ролевые позиции гармонично сочетались и взаимодействовали друг с другом. В противном случае человек вполне может оказаться перед лицом сложнейшего конфликта, влекущего за собой не только кризис в профессиональной сфере, но и разнообразные невротические проявления.

В этом плане важно, что ролевые позиции вовсе не явля­ются просто результатом конкретизации жизненной позиции применительно к условиям того или иного направления саморе­ализации личности. Формирование позиций, связанных с опре­деленной социальной ролью человека, — достаточно автоном­ный процесс. Бесспорно, на него влияет жизненная позиция, выступающая в качестве уже в некотором роде обозначившейся нравственной платформы личности. Но в то же время он и сам оказывает на нее влияние, поскольку представляет собой момент решения конкретных задач развития идентичности. В известном смысле сложившаяся жизненная позиция может считаться про­дуктом взаимодействия «ролевых» позиций с моральной установкой личности, а также друг с другом. Поэтому успешность профессиональной позиции – обязательное условие целостности жизненной позиции в общем.

С учетом сказанного профессиональная позиция человека представ­ляется отражением в его самосознании достигнутого им уровня иден­тичности с определенной профессиональной идеологией и профессиональной группой. Вызывая необходимые установки на соответствующие отношения и деятельность, она становится важ­ным условием его успешной самореализации в профессиональной сфере. Именно профессиональной позицией и задаются необходимые для профессиональной деятельности журналиста психологические установки. В их ряду — и установки на систему профессионально-нравственных отношений, обусловлен­ные мерой идентичности, соответствия его профессионально-нрав­ственных представлений тем представлениям, которые аккумули­рованы в профессионально-нравственном сознании группы.

Причем представления о профессиональной позиции внутри группы и вне ее могут быть различными. Так, например, из уст обывателя нередко можно услышать мысль о том, что журналисты – это люди с завышенной самооценкой, чрезвычайно амбициозные и самолюбивые. У В.Ф. Олешко находим рассуждения о том, что журналистика – это всегда со-творчество. В книге «Журналистика как творчество» читаем: «Настоящий журналист-профессионал никогда не считает себя и только себя неким Центром Вселенной или хотя бы Пупом Земли города Моржеклыканска и прилегающих к нему земель и районов. По крайней мере, будучи творчески амбициозной личностью, никак этого не проявляет. Он способен к самоиронии»137. Так вот расходятся представления о профессиональной позиции журналиста и обывателя.

Профессионально-нравственные представления журналистс­кой общности, определяющие основу профессиональной пози­ции журналиста, выступают в качестве доминанты его профес­сионально-нравственного сознания. По сложившейся в науке и практике языковой традиции эти представления отражаются в категориях «профессиональный долг», «профессиональная ответ­ственность», «профессиональная совесть», «профессиональное достоинство», «профессиональная честь». Первая из перечислен­ных категорий играет особую, ключевую роль, причем не только в теоретическом, но и в практическом плане. В чем причина та­кой значимости категории «профессиональный долг»? В чем сущ­ность профессионального долга?
4.2.3. Профессиональный долг журналиста
Слово «долг» в обыденном употреблении несет в себе отчет­ливое указание на определенную зависимость: «должен» бывает обязательно кто-то кому-то, «долг» всегда — кого-то перед кем-то. И это как бы наполняет его тяжестью, вызывает ассоциации с цепями, веригами, от которых хочется поскорее избавиться. Между тем у людей едва ли найдется более надежное средство обеспечить нормальное взаимодействие в общественной жизни, чем сознание долга, чувство долга, умение исполнять долг.

Профессиональный долг входит в жизнь человека уже тогда, когда его профессиональный путь только начинается. Однако со временем представление о нем может модифицироваться, потому что складывается оно в долгом процессе взаи­модействия с профессиональной общностью благодаря освое­нию представлений, отраженных в личностных и надличностных формах ее профессионально-нравственного сознания. При этом, поскольку интериоризации, «присвоение» индивидом содержа­ния профессионального сознания трудовой группы происходит далеко не сразу и не в полном объеме, постольку не сразу при­ходит к человеку и осознание профессионального долга — систе­мы предписаний, которым необходимо следовать. То есть бывают ситуации, когда журналист как бы интуитивно следует неким неписанным законам, не осознавая до конца, сколь крепки в нем некоторые ценности и убеждения.

Процесс формирования профессиональ­ного долга у каждого конкретного журналиста имеет две стороны. Одну из них образует изучение соответствующих пред­ставлений профессионального сознания, вторую — интериоризации тех из них, которые относятся к существу журналистской ра­боты и непосредственно к области избираемой специализации — желаемому «полю самореализации». По сути дела, эта вторая сто­рона представляет собой личностное самоопределение профессио­нального долга, рождающее убеждение в необходимости лично уча­ствовать в выполнении принятых общностью обязательств («Если не я, то кто?!»), а в итоге ведущее к возникновению системы внут­ренних побуждений устойчивых профессиональных установок. Таким образом, внешние, казалось бы, требования, прочно входят в структуру личности журналиста, корректируют многие ее параметры, трансформируют отчасти сложившиеся ранее установки.

Содержание профессионального долга современного журна­листа описано, в частности, в «Международных принципах жур­налистской этики», принятых на IV консультативной встрече международных и региональных журналистских организаций, проходившей в 1984 г. в Париже и Праге. Этот документ гласит: «Первейшая задача журналиста — гарантировать людям получе­ние правдивой и достоверной информации посредством честного отражения объективной реальности».

Именно в такой гарантии и заключена сердцевина общей формулы профессионального долга.

Однако, согласно «Принципам...», в эту формулу следует включить еще ряд чрезвычайно важных в современный период положений, а именно:

• заботиться о том, «чтобы общественность получала доста­точно материала, позволяющего ей сформировать точное и связ­ное представление о мире»;

• способствовать «общедоступности в работе средств массо­вой информации»;

• выступать «за всеобщие ценности гуманизма, прежде всего за мир, демократию, социальный прогресс, права человека и национальное освобождение»;

• «способствовать процессу демократизации международных отношений в области информации и коммуникации, в особен­ности охранять и укреплять мир и дружеские отношения между народами и государствами».

Наверное, можно дать более широкий и более конкретный перечень обязательств, которые берет на себя журналистское со­общество в соответствии с функциями, вызвавшими журналис­тику к жизни. Однако едва ли в этом есть необходимость: сущ­ность профессионального журналистского долга передается его об­щей формулой. Что же касается конкретизации, то она неизбежно происходит при самоопределении профессионального долга и на уровне личностном и на уровне редакционных коллективов.

Не исключены ситуации, когда мера субъективного в трактов­ке содержания профессионального долга оказывается настолько высокой, что говорить о возможности идентичности таких пред­ставлений и общей формулы долга оказывается бессмысленным. В этих случаях в деятельности журналистов (а иногда изданий и программ) неизбежны дисфункциональные эффекты. Примерами такого рода изобилует практика бульварной прессы. Многие из сотрудников таких изда­ний видят смысл своей профессии в том, чтобы продуцировать слухи, сплетни, сочинять небылицы, идущие под знаком объек­тивной информации. Между тем наличие в ряду функций современной журналис­тики и развлекательной функции (а именно с ней, прежде всего, связывает свою деятельность бульварная пресса) отнюдь не пред­полагает, что выполнять эту функцию следует с помощью средств, принципиально не соотносимых с общей формулой журналист­ского долга.

Так или иначе, опираясь на собственные составляющие журналистского долга, каждый сотрудник СМИ выбирает свою, неповторимую стезю, которая находит отражение в профессиональном имидже журналиста.


    1. 4.3. Понятие профессионального имиджа журналиста



Попыток дать определение имиджу не перечесть и большинство из них имеют право на существование. Часто различия в определении кроются в тех функциях имиджа, которые активизирует какая-либо сфера жизни человека.

Как правило, имидж выполняет функцию психической защиты. Здесь уместно привести формулу Цигарелли:

А = г/з, где А – автооценка, г – гностика (рискованные, непривычные для индивида действия, поступки), з – действия психологической защиты. Автооценка должна быть менее единицы, и имидж позволяет получить подобный результат в сложной ситуации, когда человеку необходимо, например, совершить странный для самого себя поступок. Работа журналиста, состоящая из цепи неожиданностей, неконтролируемых случайностей, создает благоприятную почву для реализации подобной функции имиджа. И в связи с этим некоторые ученые склонны определять имидж как систему социально полезной лжи.

Другая функция имиджа – функция социальной идентификации – ранжирование людей по престижу. В журналистике эта функция имиджа позволяет реализовать профессиональную роль, подчеркнуть свое положение в конкретной ситуации, выявить особенности источника информации. В этом плане имидж определяется как средство коммуникации между людьми. Имидж выполняет роль социального колпака:


СП


И

А МК
выбор
В
СП – социальное поведение, богатство, слава, престиж, а также поведенческий стереотип (делай как все!);

А – аффекты, страсть (наше «Я»);

МК – межличностная коммуникация, установление контакта между людьми;

В – воля, все процессы, которые определяют выбор;

И – имидж, формируемый выбором между аффективным поведением и потребностью в установлении контакта с другими людьми на основе требований социума.

Таким образом, имидж можно назвать своего рода геном социального общения, геном государственности внутри нас, который определяет нашу готовность общаться.

Нельзя сказать: «У такого-то человека такой-то имидж». Можно лишь сказать: «У такого-то человека по отношению к такому-то человеку такой-то имидж». То есть имидж – это характеристика коммуникации между людьми, а вовсе не характеристика одного человека, поэтому он не закреплен за каким-то отдельным участником коммуникации.

И, наконец, еще одна, не менее значимая функция имиджа – миместическая – функция игры, игры в несбывшееся. Знаменитый закон Левина гласит: «У человека есть острейшая потребность в бессмысленных действиях». В этом плане имидж соотносится с понятием «творчество», и в журналистике его обоснованность очевидна.


4.3.1. Определение имиджа. Базовый «набор» имиджей
Существуют и другие подходы к пониманию природы имиджа. Для русской физиогномики XIX века было характерно равенство между понятием imadge и visage (внешность). Распространенным был и остается довольно общий подход к определению имиджа как образа. Параллельно развивается идея об имидже как особом типе коммуникации.

Именно последнее определение представляется наиболее значимым по отношению к журналистике. Имидж мы можем определить как качественно особый коммуникативный тип общения по достижению социальных целей, использующий в качестве средства самого носителя138. Иными словами, имидж есть использование законов человеческого восприятия для достижения социальной цели в ходе коммуникативного общения.

По утверждениям исследователей около 95% людей имеет имидж. А некоторые ученые утверждают, что 100% женщин обязательно обладают имиджем. Точнее, не имиджем, а набором имиджей, поскольку каждый из нас оперирует далеко не одним имиджем. Один имидж мы реализуем в рабочем коллективе, другой – в наших журналистских материалах, третий – в семье, четвертый – с друзьями (и с разными – разный).

Тем не менее существует базовый набор имиджей:

1. «Начальник». Так мы общаемся со старшими (например, с высокопоставленным информатором, руководителем). Основная тактика здесь – жалоба;

2. «Деловое общение». Построен на активизации механизма копирования. Достаточно стереотипен. Тактика - агрессия;

3. «Развлечение». Этот имидж построен на стремлении человека к самопрезентации. Так мы общаемся, например, в незнакомой кампании. Тактика - реклама.

4. «Принц» или «принцесса» - редко используемый имидж. Выстраивается, как правило, по отношению к представителям противоположного пола, меняется с годами. Основная тактика – копия, то есть попытка соответствовать ожиданиям другого человека.




      1. 4.3.2. Компоненты имиджа

Имидж проявляется на многих уровнях:



1. Взгляд. Важное значение имеет контакт глаз (в обычном общении он занимает 20-40% времени контакта). Лев Толстой в романе «Война и мир» точно описал 85 оттенков выражений глаз. Мы в совершенстве владеем большинством из их, однако слабо можем контролировать этот аспект имиджа. Тем не менее, то, что определенно может контролировать журналист – это открытость взгляда и направленность его на собеседника, что особенно важно на телевидении. А ведь порой ведущие в студии, представляя гостя, даже не посмотрят на него. Между тем взгляд предопределяет во многом интерес аудитории к гостю в студии, к теме. Он многое может рассказать о самом человеке и о его отношении к происходящему. Так, например, только по направлению взгляда, по мимолетному сужению или расширению зрачков мы интуитивно определяем, интересна ли собеседнику ситуация общения. Как показывают исследования, для профессиональных телеведущих характерен выбор взгляда «глаза в глаза», реже – «сбоку» и почти никогда – выбор периферического взгляда, «выпадающего» из ситуации взаимодействия139.

2. Смысл речи. Для журналиста это существенная составляющая имиджа. Прежде всего, она отражается на содержании речи. Журналист должен говорить о том, что волнует его аудиторию, или о том, что может ее заинтересовать. Второе, но не менее важное – форма: журналист должен говорить с аудиторией на ее языке.

В любом речевом общении различают четыре фазы140. Начальная стадия – адаптация или своего рода прелюдия к предстоящей беседе. Затем разговор, ради которого, собственно, происходит встреча. Третий этап – психологическая разрядка эмоционального напряжения. И наконец, то внутреннее – чаще скрытое – состояние, в котором остаются участники после встречи.

3. Система пауз. Пауза выполняет несколько значимых функций: физиологическую (связанную с дыханием), смыслопроявляющую (позволяет определить конец фразы, завершенность мысли, логического отрезка), структурирующую (дает возможность понять ход мысли собеседника и возможное направление ее развития, оценить протяженность речевого отрезка, стилистику высказывания), оценочную (характеризует важность произносимого для человека, степень продуманности фразы, откровенность и спонтанность реакции, многие психологические особенности человека). Не случайно паузе уделяется столь серьезное внимание во всех видах деятельности, связанных с коммуникацией (вспомним произведение С. Моэма «Театр», где пауза стала мерилом статуса, доминирования в конкурентных отношениях между двумя героинями – опытной и начинающей актрисами. Там же прозвучала важная мысль: «Взял паузу – держи ее»). Немаловажное значение имеет пауза в работе журналиста. На этапе интервьюирования она позволяет дать передышку себе и собеседнику, а в ситуации работы электронных СМИ – ориентирует аудиторию на конкретное восприятие. Во многих пособиях по интервьюированию отмечается, что чем более опытен журналист, тем более продолжительны его паузы. Возможно, это и не безусловная характеристика, однако есть смысл к ней прислушаться, ведь в этом случае пауза становится именно имиджевой характеристикой.

Пауза может использоваться профессионально для демонстрации собственного отношения к происходящему. Так, В.Познер нередко в программе «Времена» позволяет возникнуть паузе в сочетании с мимической реакцией на фразу собеседника, в сочетании с мимической формой вопроса, ироничным или удрученный, озабоченным, удивленным выражением лица. Здесь пауза становится уже имиджеобразующим началом.

4. Интонация. Интонация может открыть нам истинный смысл слов. Эмоциональные оттенки речи фиксируют более 20 интонаций, которые отражают самые разные чувства человека. Фальш в голосе позволяет обнаружить фальш в смысле слов. Большое значение она имеет в приветствии и прощании. Например, Дмитрий Дибров в «Антропологии» здоровался холодно, отстраненно, а прощался тепло. Этим самым он подчеркивал, что его гость (всегда необычный, оригинальный человек) должен доказать свою оригинальность и заслужить право на это определение. Одновременно Дибров копировал ситуацию обычного общения с незнакомым человеком: менее чем за час этот человек от образа постороннего переходил к образу друга не только по отношению к ведущему, но и по отношению к зрителю. Создавался эффект объективности, принципиальности. Непредвзятости, учета позиции аудитории и, наконец. Эффект привычного общения.

Повышение громкости голоса обычно говорит о тревоге или раздражении, понижение громкости может являться признаком недовольства или разочарования. Повышенный тон сигнализирует о тревоге, пониженный – о недоверии

5. Запах. Это очень мощный, на генетическом уровне действующий механизм конструирования имиджа. Установлено, что в помещении с неприятным запахом люди стремятся прекратить общение и побыстрее уйти. Журналиста такое положение вещей вряд ли может устраивать. Одновременно исследователями определяются запахи, способствующие формированию и укреплению дружеских отношений – запах кофе, какао, клубники, свежескошенной травы, запахи «детства». И хотя журналист не может передать аудитории запах через свою продукцию прямым образом (хотя в последнее время технология производства печатной продукции позволяет компенсировать и этот пробел), за счет способности нашего мозга к синестезии141 он может воздействовать косвенно. Не случайно метафоры, включающие все, что связано с запахом, обладаю столь мощным воздействием («запах крови», «деньги не пахнут»).

6. Мимика. Активно используется в западной телевизионной традиции. На российском телевидении к мимической реакции, мимической форме вопроса часто обращается Владимир Познер. Считается, что каждый человек обладает «мимическим паспортом», состоящим из 20 тысяч выражений лица. Лев Толстой в романе «Война и мир» описал 97 вариантов улыбок.

7. Пластика. По мнению психиатра Дж. Рушаа, язык жестов включает в себя до 700 тысяч различных сигналов142. Г.С. Мельник указывает на существование более миллиона и отмечает, что их количество намного превосходит количество слов143. Психологический жест согласуется не со словом, а с мыслью. Например, целый ряд жестов сигнализирует о том, что человек лжет (защита рукой рта, потирание век, облизывание губ, почесывание носа), ряд – о том, что человек чувствует себя дискомфортно (скрещенные ноги и руки, наклоненная вперед голова, спрятанные ладони, захват рукой запястья, сплетенные пальцы). Жестикуляция отличается у представителей разных культур. Так, финны жестикулируют один раз в час, мексиканцы – 180 раз, итальянцы – 8 раз.

Для журналистов, активно работающих с аудиторией (например, для телеведущих), характерно доминирование в ситуации общения позы внимания (наклон вперед, открытый контур рук, близкая дистанция).

Интерпретация пластики помогает вовремя понять собеседника, среагировать на его настрой или на изменение отношения к передаче. Например, посадка может дать сигнал об уходе от коммуникации. Обычно стремление уйти от коммуникации реализуется в следующих пластических формах:

- поза ухода (наклон назад, поворот головы в сторону. Уклонение от визуального контакта, закрытость контура рук, поднятые плечи, усиление ритмической активности);

- поза контрактивная, или поза подавленности (опущенные плечи, впалая грудная клетка, втянутая шея, закрытый контур рук и ног);

-поза экспансивная, или поза высокомерия (расширенная грудная клетка, плечи подняты, туловище прямое, напряженное, поднятая голова, периферический взгляд).

Если журналист заметит подобные сигналы, он должен постараться «вернуть» собеседника к коммуникации, стимулировать потребность в общении.

8. Одежда. Выбор одежды дает нам сигнал о том, насколько человек стремится следовать правилам, определяющим его социальный статус, или выделяться в среде других людей. По отношению к внешнему виду журналиста можно предъявить некоторые требования. Его одежда должна соответствовать стилю, поведению, диктуемому материалом. Но самое главное, она не должна быть слишком кричащей, модной, или неряшливой. Эти два момента усложняют акт коммуникации и требуют дополнительных усилий по адаптации со стороны собеседника.

У американцев деловой стиль в одежде бизнесмена получил название Бэзик. Это вся классика делового костюма преимущественно светло-серого или темно-синего оттенка, стиль «принца Уэльского» (крупная клетка), клубный стиль (темно-синий пиджак с блестящими пуговицами). В России – свои традиции (вспомните малиновый пиджак как атрибут «нового русского»). Важно, что коль скоро мы приписываем имиджу функцию своего рода социального колпака, необходимо и в одежде прислушиваться к мнению социума.

9. Цветность в одежде имеет не меньшее значение, чем стиль. Исследователи определили цвета одежды, на которые мы реагируем более или менее благожелательно. Однако реакции эти сложны. Они определяются многими факторами, и в первую очередь – гендерными. Так, например, мужчины позитивно реагируют на женщину в розовом или зеленом в ситуации бытового общения, и на женщину в коричневом, бежевом в ситуации делового общения. Женщины позитивно реагируют на мужчину в белом в ситуации бытового общения, и на мужчину в синем в ситуации делового общения. Традиционно деловыми считаются бордовый, синий и серый цвета деловых костюмов. Черный считается торжественным, подходящим к особому случаю. Однако все эти цветовые ограничения весьма условны. Так, например, И. Хакамада на пике своей политической карьеры всегда появлялась на аудитории в черном, и этот цвет стал неизменным ее атрибутом. А королева Великобритании позволяет себе появляться перед подданными в платьях самых веселых оттенков (но неизменно в платьях) шляпах и туфлях одного цвета, светлых оттенков. И в данном случае цвет почти не имеет значения.

10. Акцентуация сексуальных символов. К таковым относятся для женщин – колье, кулоны, броши, яркая губная помада, пояс на бедрах, длинные распущенные волосы, браслеты на руке или ноге, серьги. Для мужчин это галстук, очки, сложный пояс, жилет, ручка, блокнот, борсетка, сотовый телефон, машина и др. Подчеркивание этих символов в одежде говорит о направленности человека на установление тесных связей с другими людьми, о попытке включиться в их интимное пространство.

11. Походка. Быстрая или медлительная, по центру коридора или вдоль стены, прямая, напролом или осторожная, с обходом всех встречных? Кто кого пропустит в дверях, кто кому уступит на узкой тропинке? Все эти вопросы не стоит даже комментировать. Их интерпретация в психологии очевидна.

12. Посадка. На краешек стула или развалившись, как в кресле? Строго на своем месте или занимая сумками, папками, рукой соседние места? Интеллигентно или с ногами на столе? Свободно или со скрещенными руками и ногами? Прямо или ссутулившись?

13. Организация пространства. Есть понятие «дуга комфортной беседы»: если между людьми менее 160 см, они предпочитают размещаться друг против друга, если больше – рядом. Журналисту важно учитывать этот момент при выборе мизансцены. Далее, необходимо учитывать личное пространство, которое было описано еще американским этнопсихологом, основателем проксемики – науки о пространственном взаимодействии между людьми – Эдвардом Холлом.

Но в организации пространства имеет значение не только дистанция. Обратите внимание на расположение предметов: между вами и собеседником не должно быть барьера из вещей – сумки, органайзера, монитора и т.д. Не рекомендуется в интервью класть диктофон на траектории вашего контакта с собеседником – лучше чуть в стороне. Конечно, характер общения обусловлен местом действия (освещение, температура, расположение мебели, вещей, цветность). Но доверительное общение требует замкнутого пространства.

14. Коммуникации. С кем мы здороваемся? Кого избегаем? «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу. Кто ты». Не случайно на многих мероприятиях (конференциях, корпоративных вечеринках, совещаниях и т.д.) карьеристы стремятся подойти и переговорить с лидерами, обладающими высоким статусом личностями. Причем поговорить так, чтобы остальные видели. Ну а уж по тому, к кому обращается сам лидер, мы определяем «первых среди равных». Аудитория же воспринимает не только журналиста как такового, но и его «команду». По типу печатного издания, телеканала, радиостанции мы даем характеристики тем или иным журналистам.

15. Такесика. Рукопожатие, похлопывание, поцелуй и т.д.

Таковы основные, но далеко не все компоненты имиджа. Необходимо помнить о том, что все они работают в комплексе. Так, только по цвету одежды сложно дать характеристику человеку. А если человек почесывает нос, нельзя судить о том, насколько он лжив (возможно, у человека насморк). Только целостный анализ всех компонентов обеспечивает правильное толкование имиджа. Соответствие вербальных и невербальных сигналов, подаваемых человеком, воспринимается как комфортный режим общения и рассматривается как конгруэнтность. О людях, обладающих таким качеством, обычно говорят: «Прост в общении».


4.3.3. Имидж в работе журналиста
В имидже есть внутренняя сторона (пассивный, потенциальный имидж) и внешняя сторона - чисто игровые моменты, которые активизируются в зависимости от ситуации. В связи с этим необходимо учитывать отличия в восприятии аудиторией образа мужчины- и женщины-коммуникатора.

Характеристики женщины: постоянно изучает окружающий мир, не признает авторитеты, легко принимает решения, полагается на интуицию, не пропускает ничего необычного, эмоциональна, не концентрируется на том, что не интересует, заигрывает с аудиторией, использует намеки, недосказанность, вместо собственного вывода использует чье-то мнение.

Характеристики мужчины: убежден в своей самоцели, обладает влиянием на людей, стремится действовать единственно верно, хорошо обобщает, демонстрирует, доказывает, полагается только на рациональные решения, трудности стимулируют, прагматик, личные отношения второстепенны, не выносит потерь времени, использует много документальных подтверждений, богато пользуется оценочной лексикой, использует скептические оговорки.

Эти аудиторные представления необходимо учитывать в игре имиджа, которую вы ведете. Необходимо также учитывать и основные имиджи (роли, маски) аудитории – ведь имидж рассматривается нами как средство взаимодействия. Аудитория может выполнять роль статиста, как, например, во многих телепередачах, где зритель присутствует в студии. Она может играть активную роль заявителя, жалобщика, обращаясь к СМИ с запросом. Иногда аудитория использует маску игрока, участвуя в той партии, которую ведет журналист, а иногда – роль информатора, предлагающего новые сведения по теме материала. Значительная часть аудитории выполняет роль оппонента (спорит с теле- или радиоведущим, гостем), судьи, эксперта (скептически и критически воспринимает сообщения СМИ, оценивает их). Но чаще всего аудитория играет роль свидетеля, как бы присутствуя с журналистом на месте события, о котором он рассказывает. Журналист же, в свою очередь, моделирует стиль общения с читателем, зрителем, слушателем в зависимости от того, какова основная роль его «собеседника». Так, например, журналисты многих желтых изданий порой выбирают саркастический тон не только (а иногда и не столько) потому, что он соответствует их природе, но и потому, что их читатель настроены на эту волну.

По роду своей профессии журналист должен владеть многими типами имиджей. Однако специфика его работы заключается в том, что он общается с массовой аудиторией. Следовательно, и защитные (пассивные) компоненты имиджа должны быть более четко отлажены, и активные, позволяющие «достучаться до аудитории» - также.

С профессиональной точки зрения важнее последние. И тут у журналиста выделяются три типа имиджа: утешитель, провокатор, арбитр.

Утешитель (лирик) - журналист-родитель (подчеркивание позиции «Я свой», такой же, как и вы). Например, Владимир Молчанов.

Провокатор (агрессор) - журналист-ребенок (подчеркивание позиции «Я-то знаю, кто вы такой на самом деле») задавание наивных вопросов, наводок. Так часто ведет себя Андрей Малахов.

Арбитр (аналитик) - журналист-взрослый (подчеркивание позиции «Главное - не наши отношения, а поиск истины») Например, Евгений Киселев.

По мнению исследователей, негативно воспринимается аудиторией имидж мессии, продемонстрированный Черкизовым в передаче «Час быка».

Е.И. Пронин и Е.Е. Пронина дают более развернутую классификацию социального имиджа журналиста:

1. По типу контакта: дружеский (ключевая характеристика – привлекательность), авторитарный (динамизм), экспертный (компетентность);

2. По уровню близости: герой (идеальная личность), антигерой (один из нас), мистическая личность (необычный);

3. По функции в процессах социализации: учитель, вожак, кумир, мэтр, командир;

4. По типу текста и парадигме мышления: миротворец, моралист, прагматик, игрок, психоаналитик.144

Имидж журналиста выполняет несколько функций. Прежде всего, он позволяет журналисту выделиться, обрести лицо, заявить о себе еще до момента информирования, а потом руководить восприятием информации. Далее, он позволяет акцентировать внимание аудитории на необходимых в конкретной ситуации качествах личности. Наконец, он позволяет установить тесный контакт с конкретной целевой аудиторией.

В обычной ситуации общения эти роли, как правило, перемежаются. И поскольку имидж – это результат общения двух сторон, мы выбираем его относительно конкретного человека (например, газетчик может менять имидж в зависимости от особенностей интервьюируемого им респондента). Однако на экране телевизора, например, ведущий традиционно придерживается одного имиджа хотя бы в рамках одной программы. И здесь большое значение имеет так называемая харизматическая модель коммуникации. Американский исследователь Дж. Голхабер, например, установил, что успех телепередачи во многом зависит от того, обладает ли харизмой личность, ее ведущая. Анализ же ток-шоу позволяет говорить о том, что аудитория в большей степени фиксирует поведение ведущего в студии, нежели конкретные факты по обсуждаемой проблеме.

Термин «харизма» происходит от греческого charisma – подарок, наделение личности свойствами, вызывающими преклонение перед ней и безоговорочную веру в ее возможности. По нению Вебера, харизма – это качество личности, благодаря которому она оценивается как одаренная сверхъестественными, сверхчеловеческими или по меньшей мере особыми силами и свойствами, недоступными другим людям. Она рассматривается как образец. Феномен харизмы характерен, прежде всего, для социальных групп, склонных персонифицировать свои идеалы в процессе сплочения.

Основная черта, объединяющая всех харизматических деятелей, – активность, пассионарность (то есть, по Л.Н. Гумилеву, способность и стремление к изменению окружения). Харизматичная личность – это всегда лидер. Психологами же замечено, что чаще всего именно лидер начинает действовать как бы против своих интересов, отстаивая интересы коллектива.

Сегодня исследователи обозначают основные признаки или модели формирования харизматичности:

1. «Чужак». Человек неизвестный, новых, пришедший со стороны. Он неизвестен, не изучен, непонятен, и уже в силу этого к нему надо присматриваться, прислушиваться145. Такой вариант проявления харизматичности нередко подчеркивается эмонативно-эриматическим поведением (то есть человек появляется со своей идеей и неожиданно уходит, исчезает, оставив любопытствующих не до конца удовлетворенными). Понятно, что журналист, эпизодически взаимодействующий с людьми и выходящий к ним с новостной, актуальной информацией. Имеет все возможности к реализации этого механизма формирования харизматичности;

2. «Странный». Человек, имеющий психические или физические дефекты. Исследователи замечали, что многие харизматические личности имели какие-то физические странности. По всей видимости, такие особенности приковывают непроизвольное внимание человека.146 Но в СМИ чаще можно встретить харизматические личности с особенностями психологического свойства. Так, большинство харизматиков можно отнести в каком-то плане к людям, демонстрирующим мономаниакальность – то есть к людям, подчиненным одной идее, одной линии действия. В ситуации прямого общения это провоцируется параноидальной фокусировкой на достижении цели.147 Причем, с присущим харизматику фанатизмом, человек уверен в том, что ничто не сможет ему помешать. А отсюда – внутренняя уверенность, спокойствие (даже «пофигизм»). В сочетании с целеустремленностью это воздействует подобно влиянию родителя на ребенка – воспроизводится та же модель. Если сравнить этот параметр с особенностями личности журналиста, то окажется. Что среди журналистов многие соответствуют признаку. Они сосредоточены на одной теме и уверены в том, что делают свое дело. Риск, который всегда сопровождает творческий процесс, формирует видимую остальным целеустремленность. Отметим: харизматичностью обладают не «всеядные» журналисты, а как правило, именно те, кто «глубоко копает» свою тему;

3. «Шут». Человек карнавала, человек притворства, эпатирующий всех и вся. Его характеризует экстравертная агрессивность, динамичное поведение, ораторское мастерство. Он всякий раз ярок, необычен. Это – шоумен, умеющий увлечь своих зрителей. Очевидно, что таких людей много на телевидении – особенно в его развлекательном секторе.

Конечно, каждый журналист отличается от другого по харизматическому охвату и харизматической нише, но все же в той или иной степени каждому представителю публичной сферы деятельности в журналистике предоставляется огромный потенциал самого контента для формирования харизмы. Именно СМИ нередко открывают в человеке черты харизматической личности. И харизматик на экране может не обладать такими же качествами в жизни.

Сегодня исследователи телевидения выделяют три типа харизматических личностей, соотносящихся с моделями их формирования:

1. Герой. Отличается агрессивной формой поведения. Смел, настойчив, безапелляционен, но при этом говорит именно то, что хочет услышать зритель. Образ идеализируется до уровня недостижимого идеала.

2. Антигерой. Простой человек, один из нас, но по важному в контексте передачи параметру чуть лучше среднего представителя аудитории. Он воспринимается как свой и одновременно как тот, на кого мы можем равняться. Это вполне достижимый идеал.

3. Мистическая личность – внешне чуждый зрителю, отстраненный, без предыстории, необычен, непонятен, непредсказуем, переменчив.

Как видим, все эти образы вполне соотносятся с понятием архетипа. И действительно, обладание архетепическими свойствами делает в наших глазах человека более значимым и авторитетным. Харизма может передаваться посредством наделения символическим значением какого-либо предмета (премия Тэффи), акта наделения ею (процедура вручения), «подключением» к харизматичной личности.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ:



  1. Дайте определение категории «личность» и назовите основные критерии зрелой личности.

  2. Какие парадоксы журналистской профессии и в какой степени предопределяют особенности личности журналиста?

  3. Какие качества отличают «среднюю» личность журналиста различных типов СМИ?

  4. В чем реализуется долженствовательная сфера личности журналиста?

  5. Дайте наиболее точное с вашей точки зрения определение имиджа.

  6. Каков «базовый» набор имиджей?

ЗАДАЧИ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ:

1. Определите тип имиджа и основные его составляющие у известного вам журналиста. Какие функции реализует этот имидж?

2. Можно ли провести прямую параллель между гением и безумием? Обоснуйте свою точку зрения.

3. Сравните имидж нескольких журналистов по одному из параметров (смысл речи, интонация, пауза, взгляд, мимика, жесты и т.п.). Какова роль одного из параметров имиджа в формировании целостного образа человека?

4. Попробуйте скорректировать образ известного телеведущего, заменив один из параметров имиджа. Что произойдет? Какой, по вашему мнению, будет реакция аудитории?


ТЕМЫ РЕФЕРАТОВ:

  1. Сопоставительный анализ подходов к определению личности: междисциплинарный аспект.

  2. Игровой компонент имиджа телеведущего

  3. Креативная составляющая личности журналиста.

  4. Определение имиджа: сравнительный анализ подходов

  5. Харизматическая личность: природа явления.

ЛИТЕРАТУРА:

Абдульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности / К.А. Абдульханова-Славская. - М. : Наука, 1980.

Андреева М.К. Психологический анализ профессионально-важных качество творческих работников телевидения / М.К. Андреева, Л.В. Матвеева, Н.Б. Шкопоров. - М., 1991.

Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание / Р. Бернс. - М., 1986.

Бехтерев Н.А. Физиология типов / Н.А. Бехтерев. - М., 1924.

Браун Л. Имидж - путь к успеху / Л. Браун. - С-Пб., 1996.

Бугрим В.В. Понятие и специфика имиджа. Журналистика ХХ века: эволюция и проблемы / В.В. Бугрим. - СПб., 1996.

Бурно М.Е. Сила слабых / М.Е. Бурно. - М.: Прогресс, 1999.

Бухарцев Р.Г. Творческий потенциал журналиста / Р.Г. Бухарцев. - М. : Мысль, 1985.

Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека / В.К. Вилюнас. - М. : МГУ, 1990.

Войнцванг П. Десять заповедей творческой личности / П. Войнцванг. - М. : Репринт, 1992.

Головаха Е.И. Психологическое время личности / Е.И. Головаха, А.А. Кроник. - Киев, 1984.

Гуревич П.С. Приключения имиджа : Типология телевизионного образа и парадоксы его восприятия / П.С. Гуревич. - М., 1991.

Дзялошинский И.М. Российский журналист в посттоталитарную эпоху: Некоторые особенности личности и профессиональной деятельности / И.М. Дзялошинский. - М. : Восток, 1996.

Журналист: социологические и социопсихологические исследования /Под ред. Л.Г.Свитич, А.А.Ширяевой. - М. : Изд-во МГУ, 1994.

Кузин В.И. Психологическая культура журналиста/ В.И.Кузин. СПб: СПбГУ, 2004.

Леонтьев А.А. Психолингвистика / А.А. Леонтьев. - Л., 1967.

Матвеева Л.В. Психология телевизионной коммуникации / Л.В. Матвеева, Т.Я. Аникеева, Ю.В. Мочалова. - М.: РИП-холдинг, 2002.

Мельник Г.С. Общение в журналистике. Секреты мастерства / Г.С. Мельник. - СПб, Нижний Новгород, Воронеж, Ростов-на-Дону, Екатеринбург, Самара, Новосибирск, Киев, Харьков, Минск : Харвест, 2005.

Муратов С.А. Телевизионное общение в кадре и за кадром / С.А. Муратов. - М. : Аспект Пресс, 2003.

Панкратов В.Н. Психотехнология управления собой / В.Н. Панкратов. - М., 2000.

Петренко В.Ф. Основы психосемантики / В.Ф. Петренко. - Смоленск, 1997.

Почепцов Г.Г. Имидж : от фараонов до президентов. Строительство воображаемых миров в мифе, сказке, анекдоте, рекламе, пропаганде и паблик рилейшнз / Г.Г. Почепцов. - Киев, 1997.

Психология и психоанализ характера. Хрестоматия. - М., 2000.

Психология самосознания. Хрестоматия. - М., 2000.

Румянцева В. Лидер : опыт изучения психологии неформального лидерства / В. Румянцева. - СПб, 1996.

Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия. - М., 2000.

Свитич Л.Г. Профессия : журналист / Л.Г. Свитич. - М., 1996.

Свитич Л.Г. Феномен журнализма / Л.Г. Свитич. - М.: Факультет журналистики МГУ, 2000.

Столяренко Л.Д. Основы психологии. Практикум / Л.Д. Столяренко. - Ростов н/Д, 2006.

Федоров И.А. Имидж как способ программирования поведения людей / И.А. Федоров. - Рязань, 1997.

Хьелл Л.Теория личности / Л. Хьелл, Д. Зиглер. - СПб., 2006.

Шепель В.М. Секреты личного обаяния: Имиджелогия / В.М. Шепель. - М. : Интел, 1994.

Шнейдер Л.Б. Тренинг профессиональной идентичности / Л.Б. Шнейдер. - М., 2001.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   26


База данных защищена авторским правом ©genderis.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница