Психология бихевиоризма как основа развития педологии



Скачать 100.54 Kb.
Pdf просмотр
Дата11.01.2018
Размер100.54 Kb.
ТипСтатья


Янченко Тамара Васильевна
ПСИХОЛОГИЯ БИХЕВИОРИЗМА КАК ОСНОВА РАЗВИТИЯ ПЕДОЛОГИИ (НАЧАЛО ХХ ВЕКА)

Статья посвящена анализу основных идей бихевиористической психологии, которая предметом своих исследований считала поведение человека и сосредотачивалась на его изучении, а также имела влияние на становление педологии. Особое внимание обращается на характеристику научных взглядов ведущих представителей бихевиоризма Дж. Уотсона и Э. Торндайка. Автор рассматривает идеи бихевиоризма, которые касаются воспитания детей и формирования личности ребенка.
Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2014/2/54.html
Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу.
Источник
Альманах современной науки и образования

Тамбов: Грамота, 2014. № 2 (81). C. 193-197. ISSN 1993-5552.
Адрес журнала: www.gramota.net/editions/1.html
Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/1/2014/2/
© Издательство "Грамота"

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net
Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: almanaс@gramota.net


ISSN 1993-5552
Альманах современной науки и образования, № 2 (81) 2014 193 отношений, мировой гендерный порядок не может быть реализован в качестве универсального, а воплощается на уровне трансформаций, вызванных глобальными процессами. К тому же, его формирование на основе утверждения общечеловеческих ценностей западного образца весьма сомнительно, поскольку особенности трансформации гендерных отношений в развивающихся странах свидетельствуют о наличии существенных разрывов между глобальными моделями гендерных отношений и локальными гендерными порядками.

Список литературы

1. Бергер П. Введение. Культурная динамика глобализации // Многоликая глобализация. Культурное разнообразие в современном мире / под ред. П. Бергер, П. Хантингтон; пер. с англ. В. В. Сапов. М.: Аспект Пресс, 2004. С. 8-26.
2. Бхагвати Дж. В защиту глобализации / пер. с англ. М.: Научно-издательский центр «Ладомир», 2005. 406 с.
3. Робертсон Р. Глокалізація: часопростір і гомогенність-гетерогенність // Глобальні модерності / за ред. М. Фезерсто- уна, С. Леша, Р. Робертсона; пер. з англ. Т. Цимбала. К.: Ніка-Центр, 2008. С. 48-72.
4. Appadurai A. Grassroots Globalization and the Research Imagination // Globalization / ed. by Ajun Appadurai. Durham –
L.: Duke University Press, 2001. P. 1-21.
5. Connell R. W. The Men and the Boys. Cambridge: Policy, 2000. 268 p.
6. Demetriou D. Z. World Gender Order // Men & Masculinities: a Social, Cultural, and Historical Encyclopedia / ed. by Mi- chael Kimmel and Amy Aronson. Santa Barbara: Cal ABC-CLIO, 1994. P. 343-345.
7. Dernе S. Globalizing Gender Culture: Transnational Cultural Flows and the Intensification of Male Dominance in India //
Gender and Globalization in Asia and the Pacific: Method, Practice, Theory / ed. by Kathy E. Ferguson and Monique
Mironesco. University of Hawaii Press, 2008. P. 121-137.
8. Kimmel M. Global Masculinities: Restoration and Resistance // A Man’s World: Changing Men’s Practices in a Globalized
World. L.: Zed, 2002. P. 21-37.
9. Peterson S. Gender Economies in the Asia-Pacific // Gender and Global Politics in the Asia Pacific / ed. by Bina D’Costa and Katrin Lee-Koo. New York: Palgrave Macmillan, 2009. P. 39-55.
GENDER RELATIONS GLOBALIZATION: STUDYING PERSPECTIVES
OF WORLD GENDER ORDER FORMATION

Yuvchenko Alina Igorevna
Taras Shevchenko National University of Kyiv, Ukraine
alina.iuvchenko@gmail.com

The article is devoted to globalization gender dimension analysis and reveals the content of the notions “gender relations globali- zation” and “world gender order” that become more and more wide-spread in gender researches. The author pays special atten- tion to studying the perspectives of world gender order formation from the point of view of the processes development of gender relations globalization, which key condition is a local gender orders transformation.

Key words and phrases: globalization; gender relations; world gender order; transformation; gender equality.
_______________________________________________________________________________________________________


УДК 37.013.77
Педагогические науки

Статья посвящена анализу основных идей бихевиористической психологии, которая предметом своих ис-
следований считала поведение человека и сосредотачивалась на его изучении, а также имела влияние на
становление педологии. Особое внимание обращается на характеристику научных взглядов ведущих пред-
ставителей бихевиоризма Дж. Уотсона и Э. Торндайка. Автор рассматривает идеи бихевиоризма, кото-
рые касаются воспитания детей и формирования личности ребенка.

Ключевые слова и фразы: психология бихевиоризма; поведение; педология; ребенок; развитие.

Янченко Тамара Васильевна, к. пед. н., доцент
Институт педагогики Национальной академии педагогических наук Украины
yanchenko.t.v@mail.ru

ПСИХОЛОГИЯ БИХЕВИОРИЗМА КАК ОСНОВА РАЗВИТИЯ ПЕДОЛОГИИ (НАЧАЛО ХХ ВЕКА)
©

Педология – это комплексная наука о развитии ребенка. Ее содержание охватывает анатомию, физиоло- гию, биологию, психологию и социологию ребенка. Педология возникла в конце ХІХ века в США. Идея о создании специальной науки о детях принадлежит американскому психологу С. Холлу [1, с. 128]. Дальней- шее развитие педологии непосредственно связано со многими течениями реформаторской педагогики и от- раслями психологии, в том числе с бихевиоризмом.
©
Янченко Т. В., 2014


Издательство «Грамота» www.gramota.net
194
Значительное влияние на развитие педологии имел бихевиоризм как течение психологической науки,
«лицо американской психологии ХХ века». В 1913 г. американский психолог Дж. Уотсон (1878-1958) напи- сал программную статью «Психология с точки зрения бихевиориста», в которой впервые употребляется термин «бихевиоризм». Ученый подчеркивает, что это – «особенное направление в психологии человека и животных, наука о поведении». С точки зрения бихевиоризма, настоящий предмет психологии – поведение человека с рождения и до смерти. Поведение можно исследовать так же, как и объекты других наук, исполь- зуя при этом общенаучные методы [3, с. 34, 35].
Дж. Уотсон напоминает, что традиционно психология считается наукой о сознании [5, с. 18]. Предмет традиционной психологии (анализ и синтез разных состояний сознания) – необъективен и ограничен. Как метод исследования в традиционной психологии чаще всего используется интроспективный метод – созер- цание своего собственного «Я». По мнению Дж. Уотсона, он является серьезным препятствием для даль- нейшего развития психологии [4, с. 1-3].
Научное обоснование бихевиоризм получил благодаря работам про условные рефлексы И. Павлова и
В. Бехтерева [3, с. 35]. Прочитав в немецком и французском переводах книгу В. Бехтерева «Объективная психология», Дж. Уотсон окончательно убедился, что условный рефлекс должен стать главной единицей анализа поведения. Знакомство с учением И. Павлова помогло Дж. Уотсону понять, что именно условный рефлекс – это ключ к формированию навыков и построению поведения человека [6, с. 216].
Объектом бихевиористической психологии является поведение человека. В течение жизни человека оно меняется: сначала ребенок владеет только безусловными рефлексами и инстинктами; позднее у него появ- ляются социальные навыки (чтение, письмо); взрослый человек выполняет ряд сложных актов, которые тре- буют от него соответствующих умений (исполнение разных социальных ролей, профессиональная и обще- ственная деятельность) [4, с. 4].
Находясь под влиянием позитивизма, Дж. Уотсон доказывал, что реально лишь то, за чем можно наблю- дать [1, с. 216]. Наблюдения за поведением могут быть представлены в виде схемы «С – Р», где «С» – это сти- мул, а «Р» – реакция. Сравнивая психологию поведения с другими природоведческими науками, Дж. Уотсон подчеркивает, что бихевиоризм исследует на основе многократно проверенных опытов только стимулы и ре- акции на них. В отличие от психологии поведения физиология при изучении того же явления определяет нерв- ные связи, их направления и количество, длительность и распространение нервных импульсов. Бихевиоризм также не касается определения физической и химической природы нервных импульсов. Поэтому каждая реак- ция делится на бихевиористическую, нейрофизиологическую и физико-химическую составляющие [3, с. 36].
Характеризуя специфику применения термина «стимул», Дж. Уотсон подчеркивает, что его границы в психологии несколько расширены по сравнению с другими науками. Когда ученый имеет в виду факторы общественного поведения человека, он считает более целесообразным употребление понятия «ситуация», которая состоит из ряда стимулов [4, с. 9].
Психология расширенно по сравнению с физиологией употребляет и термин «реакция». Бихевиоризм ис- следует сложные реакции (совокупность простых реакций), которые можно назвать инстинктами (врожден- ными) или навыками (приобретенными). Психология не дает моральных оценок хорошим или плохим по- ступкам. Все они могут быть предметом психологических исследований. «Успешные приспособления, хо- рошие и плохие поступки» – это термины, которые используются обществом. Каждая культура устанавли- вает собственные критерии оценки поведения людей. Но эти критерии меняются в соответствии со специ- фикой общества. Способность к реакциям остается неизменной в течение многих веков. Дж. Уотсон выска- зывает мнение, что ребенок египетских фараонов, если бы он переместился через столетия или даже тыся- челетия, мог бы окончить американскую школу, стать студентом Гарвардского университета, и «его шансы на жизненный успех ничем бы не отличались от шансов его ровесников». Бихевиоризм решающими факто- рами формирования личности считает социальную среду и деятельность ребенка [Там же, с. 10-11].
Результаты научного анализа реакций человека могут быть использованы на практике. Дж. Уотсон счи- тает, что к функциям психолога относится определение соответствия поведения требованиям общества и эффективных способов формирования социально адекватного поведения [Там же].
Психология поведения имеет две главные задачи: определить вероятные причинные ситуации или сти- мулы, которые спровоцировали реакцию, и прогнозировать по ситуации вероятную реакцию [Там же, с. 5].
Когда явления поведения точно сформулированы в терминах стимулов и реакций, бихевиоризм получает возможность предусматривать эти явления и руководить ими. Например, нам нужно заставить человека чи- хать. Мы решаем эту проблему с помощью распыления молотого перца в воздухе. Не так легко решить со- отношение «С – Р» в социальном поведении. Например, в обществе существует в форме закона стимул «за- прет». Нужны годы, чтобы определить, какой будет реакция на него. Несмотря на сложность отношения
«стимул – реакция», бихевиорист не допускает мысли, что какая-то из человеческих реакций не может быть описана с помощью этих терминов [3, с. 36].
Таким образом, задача бихевиоризма состоит в накоплении наблюдений за поведением человека с таким расчётом, чтобы в каждом случае – при определенном стимуле (или ситуации) – бихевиорист мог сказать наперед, какой будет реакция, или, наоборот, если дана реакция, какой ситуацией она вызвана.
По мнению Дж. Уотсона, человеческое общество основано на уверенности в том, что действия человека могут быть прогнозированы, и что могут быть такие ситуации, которые приведут к определенным типам по- ведения (типам реакций, характерных для индивидов, которые живут в данном обществе). Церковь, школа,


ISSN 1993-5552
Альманах современной науки и образования, № 2 (81) 2014 195 брак – все социальные институты, которые возникли исторически, не могли бы существовать, если бы нель- зя было предвидеть, хотя бы в общем виде, поведение человека. Кроме того, общество не могло бы суще- ствовать, если бы оно было не в состоянии создавать ситуации, которые влияют на отдельных индивидов и, соответственно, направляют их поступки. Бихевиоризм имеет намерение стать лабораторией общества, то есть проводить экспериментально-научные исследования поведения отдельных людей и общественных групп [Там же, с. 37]. Стратегическая задача бихевиоризма состоит в управлении поведением человека. Эта задача имеет непосредственное отношение к педагогике и педологии. Дж. Уотсон считает, что до того време- ни, пока в нашем распоряжении не будет достаточно фактов о поведении ребенка, опасно начинать его воспи- тание [4, с. 7]. Результаты бихевиористических исследований являются основой практической педагогической деятельности. Этот тезис объединяет бихевиоризм и педологию, которая считает необходимым комплексное изучение ребенка с целью создания благоприятных условий его развития, обучения и воспитания.
Американский психолог, один из «пионеров» бихевиоризма Э. Торндайк (1874-1949) рассматривает воспитание как изменение врожденных и выработку в процессе накопления опыта новых (приобретен- ных) реакций [2, с. 7]. «Слову “воспитание” придают разное значение, но оно всегда указывает на измене- ние. Тот не воспитан, кто остается таким, как был. Мы не воспитываем кого-то, если не вызываем в нем изменений» [Там же, с. 25].
Цель воспитания – «дать ученикам здоровое тело и здоровый дух, дать им знания по природе и жизни человека, внушить достойные интересы в сфере науки и практической деятельности, сообщить значи- тельное количество навыков мышления, поведения, идеалов активности, чести, долга, любви и послуша- ния» [Там же, с. 27]. Э. Торндайк подчеркивает, что цель воспитания должна соответствовать требовани- ям общества. «Современная точка зрения придает намного больше значения, чем это делалось раньше, здоровью, физическому развитию, технике, ремеслу и искусству. Идеал ученого уступил место идеалу творческой личности» [Там же, с. 28].
Определение цели деятельности школы и разработка плана ее учебно-воспитательной работы – это обязанность органов управления образованием. Но Э. Торндайк признает воспитание правом и обязанно- стью учителей. И в этом вопросе он полностью стоит на позициях педологии, потому что считает необхо- димым для учителя изучение личности ребенка. «Работа преподавателя должна состоять в том, чтобы со- вершать или предупреждать те или иные изменения индивида, сберечь и укрепить положительные свой- ства тела, ума и характера и освободить от отрицательных. Чтобы получить возможность управлять при- родой человека, учитель должен узнать ее… Так же, как садовник, чтобы вырастить растение, должен действовать согласно с законами ботаники, или инженер при строительстве моста должен согласовывать свои действия с законами механики, или врач, чтобы преодолеть болезнь, должен действовать в соответ- ствии с законами физиологии и патологии, – точно так и учитель, чтобы сделать своих учеников умными, полезными и благородными людьми, должен основывать свою деятельность на законах человеческой природы» [Там же, с. 29-30]. Ученый настаивает на том, что первостепенное значение для педагога имеет изучение физиологии, гигиены и психологии. «Биологические науки, особенно науки о физиологии чело- века и гигиене, знакомят нас с законами изменений в человеческой природе. Психология знакомит с зако- нами изменений ума и характера» [Там же, с. 30].
В целом воспитание и обучение ребенка должны основываться на принципах психологии поведения.
«Выражаясь психологическими терминами, можно определить искусство обучения как искусство создавать и задерживать стимулы (раздражители) с тем, чтобы вызывать или предупреждать те или иные реакции. В этом определении слово “стимул” употребляется в широком смысле и значит любое явление, которое влияет на человека, – слово, обращенное к нему, взгляд, фразу, которую он прочитает, воздух, которым он дышит.
Термин “реакция” употребляется в смысле каждой новой мысли, чувства, интереса, физического действия или какого-то умственного или физического состояния, вызванного этим стимулом. Задача учителя – вы- звать желаемые и предупредить нежелаемые изменения в природе человека, вызывая или предупреждая определенные реакции» [Там же].
К средствам обучения и воспитания Э. Торндайк относит «стимулы, которые могут повлиять на ученика: слова, жесты и вид учителя, обстановка в классе, учебники, которые используются учениками, предметы, которые они видят» [Там же]. Вызывает интерес предложенная им классификация средств обучения и вос- питания школьников:
1) стимулы, которые находятся под непосредственным контролем учителя (язык, жесты, выражение лица);
2) стимулы, которые находятся под опосредствованным контролем учителя (условия функционирования школы – воздух, освещение, тепло, оборудование, библиотека, деятельность учеников и их родителей, зако- ны школьной жизни) [Там же, с. 31].
Знания, любовь к детям, такт имеют большое значение для воспитания и обучения, но их влияние зави- сит от того, как они проявляются в словах, жестах и поступках, поэтому они не выделяются в отдельную группу средств воспитания и обучения.
На данные стимулы ученики отвечают определенными реакциями – мыслями, чувствами, физическими движениями, которые возникают в разнообразных комбинациях. Все реакции, по мнению автора, могут быть классифицированы так:
1) физиологические реакции;
2) умственные реакции;


Издательство «Грамота» www.gramota.net
196 3) реакции настроения;
4) эмоциональные реакции;
5) реакции действия и поведения [Там же].
Понимание и учет стимулов и реакций, основанные на знании психологии, позволят педагогам достичь наилучших результатов в обучении и воспитании детей. «Подобно тому, как фермер, который использует в своей работе знания по ботанике и химии, при других равных условиях достигнет лучших результатов, чем тот, который не будет их использовать, точно так и учитель при других равных условиях достигнет больших успехов, если он будет использовать психологию, науку о природе человека в своей школьной работе» [Там же, с. 32].
Несмотря на разнообразие реакций человека, Дж. Уотсон также разработал их классификацию, в основе которой лежит их происхождение и возможность восприятия. Он считает, что все реакции можно отнести к одному из таких больших классов:
1) видимые приобретенные реакции, например, игра в теннис или на скрипке, умение вести беседу, об- щаться с представителями противоположного пола;
2) скрытые приобретенные реакции, например, мышление;
3) видимые наследственные реакции – чихание, моргание и другие;
4) скрытые наследственные реакции – кровообращение, деятельность желез внутренней секреции и т.д. [4, с. 13].
Эта классификация, по мнению Дж. Уотсона, полезна в работе психологов и педагогов, потому что они имеют отношение к проблеме формирования поведения ребенка, которое является совокупностью разнооб- разных реакций.
Дж. Уотсон считает, что реакциями человека, как интеллектуальными, так и эмоциональными (а, таким образом, и поведением), можно управлять. Психическое развитие человека он приравнивает к научению – усвоению знаний, умений и навыков, не только таких, которые формируются специально, а и тех, которые возникают стихийно. «Научение» – более широкое понятие, чем обучение, потому что включает как сти- хийные, так и целенаправленно полученные в процессе обучения знания [6, с. 217].
Ученый убежден, что количество безусловных, наследственных реакций у новорожденного ребенка не- значительно. Большинство реакций, по его мнению, – надстроенные, или условные. Бихевиоризм не находит подтверждения существования наследственных специальных способностей (музыкальных, художествен- ных). При наличии немногих врожденных реакций, которые приблизительно одинаковы у всех детей, и при условии соответствующей среды можно направлять формирование личности ребенка определенным путем
[3, с. 37]. Таким образом, поведение человека (сложный комплекс реакций) зависит от стимулов (среды).
Дж. Уотсон считает, что поведение человека зависит от особенностей его развития в детстве. Это поло- жение стало очень важным для становления педологии, потому что бихевиоризм признает, что основы по- ведения человека формируются в детстве. В процессе развития человека от рождения до смерти, но пре- имущественно в детстве и юношестве, происходит не только процесс приобретения новых навыков и моди- фикации наследственных реакций, а и процесс «устранения систем реакций, которые работают только до определенного возраста. Старые ситуации (раздражители) уступают место новым, а с изменением ситуации старые способы реакций должны быть отброшены и использоваться новые. Ни один младенец при условии его нормального развития после нескольких месяцев ходьбы не возвращается к своим навыкам ползания…
Это правильно как относительно нашей общественной деятельности, так и относительно наших повседнев- ных реакций. Друзья наших зрелых лет, как правило, не те, которые были в детстве и юношестве» [4, с. 371].
Если на человека влияют новые социальные и физические факторы, к которым он может приспособиться, тогда процесс развития личности происходит нормально. В том случае, если ребенок имеет «плохую наследственность, болезненность, излишнюю беззаботность и лояльность родителей», усвоение новых навыков происходит с усложнениями. В то же время некоторые поведенческие навыки, усвоенные челове- ком в детстве, могут оставаться неизменными в течение жизни: религиозность, общественные взгляды, спо- соб мышления [Там же]. Дж. Уотсон определяет факторы формирования личности и ее поведения: наслед- ственность, воспитание и среда. Ученый подчеркивает, что это – длительный процесс: «характер и личность не образуются за одну ночь и не растут, как грибы». Навыки поведения, или реакции, сформированные в детстве, влияют на поведение зрелого человека, потому что на их основе образуются новые «системы навы- ков» личности [Там же, с. 373].
Если сравнивать роль биологических и социальных факторов развития человека, следует отметить, что бихевиористы отдают предпочтение последним. Развитие личности, по их мнению, зависит в большей сте- пени от социального окружения, условий жизни, то есть от стимулов, которые возникают в среде.
Дж. Уотсон подчеркивает, что «наша личность – результат того, с чем мы вступаем в жизнь, и того, что мы пережили. Это – “реагирующая масса”. Самая большая составляющая часть этой массы, если мы нор- мальны, состоит из четких систем навыков и инстинктов, которые находятся под общественным контролем, и эмоций, которые стали умеренными и изменились под воздействием ударов, полученных в школе дей- ствительности» [Там же, с. 375].
В заключение стоит отметить, что на идеях бихевиоризма основывалась и рефлексология – своеобразный
«советский» вариант бихевиоризма. В 20-е годы ХХ века – период расцвета рефлексологии в Советском


ISSN 1993-5552
Альманах современной науки и образования, № 2 (81) 2014 197
Союзе – переводятся работы Дж. Уотсона и Э. Торндайка на русский язык и комментируются ведущими со- ветскими рефлексологами.
Подводя итоги относительно влияния бихевиоризма на развитие педологии, следует сказать, что его при- знание и распространение в Советском Союзе в 20-е годы ХХ века закономерны по разным причинам: плю- рализм научных течений в психологии и педагогике данного периода; признание бихевиоризмом социаль- ных условий формирования личности в качестве решающих; наличие идей об управлении поведением чело- века; возможность начать на его основе (вместе с тем и на основе рефлексологии и педологии) формирова- ние «нового человека», что было актуальным в то время. Важно, на наш взгляд, объединение в бихевиориз- ме биологических и социальных аспектов поведения индивида, хотя и со значительным преобладанием по- следних, потому что бихевиоризм рассматривает влияние разных факторов на формирование поведения че- ловека как члена общества. Это связывает бихевиоризм с педологией. Кроме того, бихевиоризм, как и педо- логия, считает необходимым систематическое изучение личности. Правда, бихевиористы не ограничивают свои исследования только детским возрастом индивида. Относительно детей бихевиоризм, как и педология, считает целесообразным изучать закономерности их развития (формирование поведения, усвоение разных видов деятельности) и на основе полученных знаний начать «новое воспитание», которое имеет научную основу и использует совершенные методы.
Бихевиоризм имел значительное влияние на дальнейшее развитие педагогики и психологии, например, на методы обучения (программированное обучение), на психологию рекламы. Но некоторые аспекты би- хевиористической теории (отождествление управления поведением человека с манипулированием им) вы- звали критику представителей других психологических школ, в частности, гуманистической и когнитив- ной психологии.

Список литературы

1. Нариси історії українського шкільництва. 1905-1933 / за ред. О. В. Сухомлинської. К.: Заповіт, 1996. 302 с.
2. Торндайк Э. Принципы обучения, основанные на психологии. М.: Работник просвещения, 1930. 235 с.
3. Уотсон Д. Бихевиоризм // Хрестоматия по истории психологии. Период открытого кризиса (начало 10-х годов – се- редина 30-х годов ХХ в.) / под ред. П. Я. Гальперина, А. Н. Ждан. М.: Издательство Московского университета,
1980. С. 34-44.
4. Уотсон Д. Психология как наука о поведении. М. – Л.: Государственное издательство, 1926. 384 с.
5. Уотсон Д. Психология с точки зрения бихевиориста // Хрестоматия по истории психологии. Период открытого кри- зиса (начало 10-х годов – середина 30-х годов ХХ в.) / под ред. П. Я. Гальперина, А. Н. Ждан. М.: Издательство Мос- ковского университета, 1980. С. 17-34.
6. Ярошевский М. Г. История психологии. От античности до середины ХХ века: учебное пособие для высших учеб- ных заведений. М.: Издательский центр «Академия», 1997. 416 с.
BEHAVIOURISM PSYCHOLOGY AS BASIS OF PAEDOLOGY DEVELOPMENT
(THE BEGINNING OF THE XX
TH
CENTURY)

Yanchenko Tamara Vasil'evna, Ph. D. in Pedagogy, Associate Professor
Institute of Pedagogics of The Academy of Pedagogical Sciences of Ukraine
yanchenko.t.v@mail.ru

The article is devoted to the analysis of the main ideas of behaviourism psychology, which considered human behaviour as an object of its studies, concentrated on its research and also had an impact on paedology formation. Particular attention is paid to the characteristics of the scientific views of behaviourism leading representatives, J. Watson and E. Thorndike. The author con- siders behaviourism ideas relating to children’s upbringing and child’s personality formation.
Key words and phrases: behaviourism psychology; behaviour; paedology; child; development.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©genderis.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница