Неоинституциональная экономическая теория



Pdf просмотр
страница10/21
Дата04.02.2019
Размер0.62 Mb.
ТипРеферат
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   21
economics. 1993. № 149 . P. 73 - 87). «Попадание» хотя бы небольшой доли трансакционных затрат в «стерильную» неоклассическую модель оказывает эффект «ложки дегтя в бочке меда». Верно и обратное правило: как только мы предположим, что абсолютная рациональность субъекта возможна, институциональная модель полностью трансформируется, и смена парадигмы становится неизбежной.
«Гибридные модели»
Если мы попытаемся соединить трансакционные издержки и Homo economicus в одной модели, то получим «гибрид», построенный на заведомо противоречащих друг другу предпосылках (субъект абсолютно рационален в одних аспектах и ограниченно рационален в других, информация и доступна, и ограничена, издержки взаимодействия и присутствуют, и отсутствуют). Иными словами, у субъекта появляется «переключатель», который превращает его в Homo economicus и обратно, в зависимости от рассматриваемого вопроса.
Это, пожалуй, самый серьезный недостаток «расширенной неоклассики».
Результат анализа в «гибридной модели» кардинально изменится, если мы изменим наши
собственные «допущения», которые мы сделали на предварительной стадии . К примеру, если мы предположим, что для данного субъекта информация о рыночной конъюнктуре и технологиях ничего не стоит, а издержки контроля контрагента существенны, то получим один результат, а если сделаем противоположные допущения, то уже совершенно другой
(Проблема субъекта экономики подробно рассматривается в главе 2). Соответственно и предпосылки, и выводы будут целиком зависеть от изначальной позиции автора. При этом оптимум, который выявляет «гибридная модель», достижим только «в лабораторных условиях». В реальной жизни его можно считать дезориентирующим, поскольку исходная информация и методы ее анализа не доступны «обычным» людям.
Два мира – две теории
Проблему разграничения и логической взаимосвязи неоклассической и неоинституциональной теорий некоторые авторы решают с помощью интересной метафоры о двух «вселенных». Она заключается в том, что современная наука исследует не один, а
два параллельных экономических «мира». Предметом изучения в традиционном
«экономиксе» является идеализированный «неоклассический мир» ( neoclassical universe ), построенный на основе метода научной абстракции. Данная искусственная «лабораторная модель» не претендует на адекватное отражение всех мельчайших аспектов окружающей действительности. Однако она позволяет в самом общем виде изучить основные закономерности рыночной экономики и служит нам прекрасным ориентиром, помогая ответить на вопрос: что и как следует делать – то есть в какой-то степени носит нормативный характер.
Второй «мир» более реалистичен и приближен к практике. Это целиком и полностью позитивная модель, созданная неоинституциональной школой с целью найти объяснение
«неразгаданным» неоклассической теорией экономическим явлениям. Неудивительно, что все они, в основном, связаны с трансакционными издержками: в неоинституциональной теории «трение» является одним из основных предметов исследования. При этом ученые не отказывают неоклассической теории и в определенной позитивной ценности.
Подчеркивается, что реальная экономика при известных благоприятных для ее
развития обстоятельствах может работать почти по неоклассическому образцу. Но нигде и ни при каких условиях «живой» рынок и его неоклассическая модель не будут на сто процентов адекватны.
Модель, которую используют для научных исследований экономисты «основного течения», лишена «трения» (frictionless world): в ней нет никаких трансакционных издержек. Это одновременно и сила, и слабость неоклассической теории. Сила состоит в беспрецедентных для общественных наук аналитических возможностях. Взяв на вооружение формальный анализ, экономисты-неоклассики с невероятной легкостью «препарируют» свои «неживые»

модели и делают ценные выводы касательно реальной экономической практики. Слабость, однако, состоит в том, что модель без «трения» слишком специфична, ей не достает универсальности.
Действительно, реальная экономика может работать по близкому к «неоклассике»
образцу лишь при строгом соблюдении определенных, благоприятных для ее
развития условий. Однако когда мы имеем дело с экономикой, где эти условия не соблюдаются, различия между научной абстракцией и реальностью могут быть просто колоссальными (в качестве примера можно привести рыночное хозяйство «переходного типа»). Достигая известного масштаба, трансакционные издержки перестают быть незначительными «помехами» или «шумами». Они превращаются в ведущий фактор, определяющий дальнейшее направление развития всей экономической системы.
Таким образом, завершая разговор о взаимодействии и связи неоклассической и неоинституциональной теорий, отметим, что каждая из них имеет свою специализацию. Если
уровень трансакционных затрат позволяет абстрагироваться от них как от
самостоятельного фактора, имеет смысл обратиться к аналитическому аппарату
«неоклассики». В противном случае перспективным может оказаться
институциональный анализ.
Подводя итог разговору об институционализме, отметим в качестве резюме несколько аспектов.
1. Институционализм в своем современном варианте развития сумел достичь более прочных и заметных позиций в мировой экономической науке, по сравнению с тем, на что мог рассчитывать традиционный вариант данной школы. В ходе своего развития рассматриваемое научное направление сблизилось с неолиберализмом. Условием определенного единения стала нацеленность на решение сходной задачи: создание
«рамочных условий», или соблюдение «правил игры» ради достижения эффекта в развитии экономики.
2. Современный институционализм сумел обратить внимание мировой научной мысли на значимость учета одного из факторов: неопределенности и непредсказуемости в поведении деловых партнеров. В связи с этим институциональный анализ более объективно (по сравнению с неоклассикой) оценивает экономическую реальность. Он исходит из того, что современное общество – отнюдь не венец совершенства.
3. Эволюция науки изменила положение институционализма как оппонирующего течения по отношению к «мейнстриму». Неоклассика начала воспринимать многие достижения бывшего конкурента, все больше откликаясь на общественно-политические проблемы.
4. Состояние переходной экономики (в частности) в России предполагает более активное вовлечение в арсенал используемых методов целого ряда современных теоретических концепций, в том числе неоинституционализма и неолиберализма. Вполне обоснована позиция ряда отечественных экономистов, отмечающих идею: для формирования рыночной экономики в России необходимо создание институциональных условий, аналогичных
«социальному рыночному хозяйству» в Германии (С появлением издержек принятия
решений поиск субъектом оптимума затрудняется, либо становится невозможным.
Результатом последовательной «рациональной оптимизации», понимаемой как сравнение всех возможных альтернатив, становится логическая дилемма. Ее суть в том, что не
существует такой задачи на поиск оптимума, которая могла бы полностью учесть
издержки принятия решений. Подробнее см .: Pingle M. Costly optimization: an experiment
// Journal of economic behavior and organization. 1992. № 17. P. 3 - 30). При этом следует понимать, что в условиях переходного периода должна существенно возрастать роль государства в области преобразования традиционных институтов и выработки



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   21


База данных защищена авторским правом ©genderis.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница