Монография Под общей редакцией доктора социологических наук Е. А. Подольской Харьков Издательство нуа 2014



Pdf просмотр
страница9/100
Дата04.02.2019
Размер2.8 Kb.
ТипМонография
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   100
в дисгармонии со стандартным диалектом и нормами культурного поведения, которые пытаются им привить Пытаясь подвигнуть учителей и учащихся на содействие трансформации школы и общества в целом, Шор перечисляет прилагательных, которые описывают нацеленный на решение данной задачи учебный план участвующий, влияющий,
представляющий проблему, ситуационный, мультикультурный,
основанный на диалоге, десоциализированный, демократичный,
исследовательский, междисциплинарный и деятельностный.
В последние два десятилетия марксисты безуспешно пытаются интегрировать и расширить эти два направления.
С одной стороны, воспроизводство неравенства через школу неизбежно и не зависит от принадлежности образовательного учреждения к какому-либо классу с другой – сопротивление этому неравенству со стороны учащихся и преподавателей прежде всего присуще массовому образованию и показывает динамику его развития [239, с. 28]. Как отмечает Пинкус,
многие представители теории конфликта, пытаясь расширить границы марксистского анализа, в последнее время стали анализировать не только противоречия, основанные на экономических факторах, но и на неэкономических социальных институтах
(культура, политика, религия. Они провели расовые и гендерные исследования, нов целом это привело их к отходу от марксистских традиций. Структурализм (П. Бурдье, Б. Бернстайн, Ш. Хиф,
Казден, Химс) в качестве основополагающего принципа обосновывают код знания. Именно от него зависят различия в мировоззрениях и социальной идентификации учащихся.
Система образования выполняет при этом функцию кодирования культуры, а эти коды, в свою очередь, воссоздают социальные категории.
Базил Бернстайн, признанный в Британии и Соединенных
Штатах Америки первым структуралистом в области образования, разработал понятие код как принцип регулирования,
который действует в глубинных пластах культуры подповерхностными слоями [239, с. 29]. Он обосновал идею о том, что

контрастные коды порождаются различными образцами школьных отношений и культурных форм. Они соответствуют разным социальным стратам. Это последовательно ведет сначала к формированию различных ориентаций в использовании языка,
а затем подразумевает различное мировоззрение. Бернстайн фокусировал свое внимание на основах речевых кодов и их корнях в динамике класса, расы, гендера и власти. Он изучал особенности контраста в кодировании, порождающем различные спецификации социальной идентификации, различные нормы мышления, различные субкультуры и различные принципы социализации и социального контроля.
Через три десятилетия Казден и Химс показали, что важно фокусировать внимание на глубинных структурах [239, с. 302,
308].
Бернстайн показывает, что в рамках учебных заведений на основе прочности символических границ учебного плана формируются свои коды знаний, которые помогают в развитии самоопределения студентов и преподавателей в рамках этой организации.
Б. Бернстайн показал, что педагогические практики могут быть видимыми и невидимыми. В первом случае границы между системами носят строгий характер, они относятся к формальной педагогике. В другом случае границы внутри системы определены слабо, они относятся к неформальным формам образования, которые основаны на коммуникациях [263, с. Б. Бернстайн в своей теории кода пытался объединить социальный, институциональный и внутрипсихологический уровни. Для этого он исследует внутренние взаимоотношения среди социального класса, семьи и школы. В его представлении структура социокода основана на языковых отличиях и выступает как источник для своего формирования. В своих исследованиях Бернстайн пришел к выводу, что структуру социокода определяют, в первую очередь, стратификационные различия, с. В своих исследованиях Бурдье показал, что капиталистическое общество воспроизводит себя через систему образо-


35
вания. Представители низших слоев должны переосмыслить тот опыт и те взгляды, которые они получили благодаря своему социальному происхождению, чтобы достичь того, что представители других классов общества приобретают с рождения.
Только в таком случае их образование может стать ключом к успеху. Если они неспособны уяснить, о каких символических ценностях идет речь, и включить их в свое образование, они никогда не смогут достичь высокого статуса.
Для объяснения механизма воспроизводства классовых интересов с исторической точки зрения Пьер Бурдье разработал понятие капитал, с помощью которого он характеризует борьбу за символические ценности. Кроме символического,
Бурдье выделяет три формы капитала: экономический (владение материальными благами, к которым можно отнести деньги и товары, помогающие занять преобладающее место в социальном поле культурный (образование и тот культурный уровень индивида, который достался ему в наследство от его семьи и был усвоен в процессе социализации социальный (сеть мобилизационных связей, которыми нельзя воспользоваться иначе, как через посредничество группы семья, друзья, церковь,
спортивный или культурный клуб и т. п.).
Символический капитал – это разновидность социального.
Он связан с владением определенным авторитетом, репутацией.
Это капитал признания группой равных и внешними инстанциями
(публикой).
Хотелось бы отметить, что в условиях постиндустриального общества знания и информация являются источником и власти,
и высокого положения. А поскольку знание можно получить с помощью образования, то именно оно является главным фактором в приобретении культурного, социального и других капиталов в современном обществе. В плане нашего рассмотрения важно его методологическое положение, разработанное Бурдье, о том,
что одной из форм существования культурного капитала может выступать объективация культурного капитала, который проявляет себя как своеобразная гарантия отношений (например, образовательная квалификация [265, с. 54–57].

Обосновывая идею, что вся совокупность социальных отношений не является чем-то однородным, но наделена обусловленной структурой, Бурдье вводит понятие поле место проявления сил, относительно свободное пространство,
структурированное оппозициями, которые нельзя свести к одной лишь классовой борьбе это особое место, где проявляются разнообразные ставки борьбы, но чаще всего в преобразованном виде [246, с. Образование в таком контексте рассматривается как особого рода рынок, поле, где происходит интенсивное инвестирование социального капитала. Этот капитал приобретает качества, имеющие отношение к индивидуальному пространству личности, поскольку в процессе образования формируются ценностные ориентации, компетенции, знания, вкусы и т. п.
Также для Бурдье стремление к накоплению знаний и привычек неотделимо от поиска признания и желания создать себе имя, с. Следовательно, образование мы можем рассматривать как поле, которое ориентирует индивида на собственное воспроизводство, а также на воспроизводство доминирующей модели культуры.
Обосновывая идею, что стереотипы поведения и мышления человека формируются на основе опыта в разных социальных сферах, то есть в коллективных полях социальной конкуренции»,
Бурдье вводит также понятие «габитус». Для того чтобы индивид имел возможность достичь успеха в поле конкуренции и занять высокое положение, он должен усвоить разные подходы и необходимый объем доминирующих в поле форм капитала, с. В методологическом плане достаточно продуктивной является идея П. Бурдье о влиянии на социокод временного фактора, поскольку практика целиком имманентна продолжительности она разыгрывается во времени, в самой этой стратегии заложено обыгрывание времени и особенно темпа, с. Анализируя взаимоотношения практики и образования,



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   100


База данных защищена авторским правом ©genderis.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница