Лекция 2 Институты в экономическом анализе



Скачать 342.16 Kb.
Pdf просмотр
страница4/7
Дата04.02.2019
Размер342.16 Kb.
ТипЛекция
1   2   3   4   5   6   7

41 валовой выручкой и издержками. Потребитель, в свою очередь, приобретает такой набор товаров, который обеспечит ему максимизацию полезности. Равновесное состояние системы предполагает оптимизацию целевых функций (у потребителя - максимизация полезности, у предпринимателя - максимизация прибыли). Оно означает, что, когда все участники рынка, стремясь каждый к своей выгоде, достигают взаимного равновесия интересов и выгод, суммарное удовлетворение
(общая функция полезности) достигает своего максимума. И это почти то, о чем говорил А. Смит в своем знаменитом пассаже о
«невидимой руке» (правда, не в терминах полезности, а в терминах богатства).
Иными словами, неоклассические модели показывают, что нестесненная рыночная система тяготеет к состоянию равновесия, при котором используются все благоприятные возможности взаимовыгодного обмена между индивидами.
Доказывается, что в данных условиях при заданном исходном распределении богатства размещение ресурсов оптимально по
Парето.
Логика безукоризненна, но, еще раз подчеркнем, что она строится на предпосылках полноты информации, реального существования рынка совершенной конкуренции и представлении об определенной природе человека. И, значит, чтобы опровергнуть выводы теории, надо разрушить фундамент, или аксиомы, которые являются ее основой. Такую попытку предприняли экономисты направления, которое получило название «институционализм», а в дальнейшем, при появлении различных подходов к анализу институтов, название традиционного институционализма.
В отличие от неоклассической теории традиционный институционализм представляет собой течение экономической мысли, которое тяготеет к объяснению поведения человека в соответствии с правилами или институтами. Оно исходит из постулата, что именно общественные обычаи регулируют хозяйственную, экономическую деятельность. И, следовательно,


42 исходным пунктом анализа становятся институты, а не индивид
35
(что характерно для неоклассической теории).
Не случайно основоположник институционализма американский экономист Т. Веблен считал, что задачей экономистов, среди прочего, является изучение норм, обычаев, привычек, а также их эволюции для интерпретации решений, которые принимают экономические агенты в разное время и в разных обстоятельствах. И в этом принципиальное отличие институционализма от неоклассической теории, строящей свои модели на постулате существования «экономического» человека. Еще раз напомним, что данный человек эгоистичен, стремится исключительно к собственной выгоде, обладает полнотой информации. Важно и то, что действия индивида определяются его собственными предпочтениями, а не принятыми в обществе нормами, традициями и т.д.
Таким образом, отличительной особенностью представителей институционализма является то, что в трактовке социально-экономических явлений они исходят из определяющей роли не индивидуальной (как в неоклассической теории), а групповой психологии. Следует заметить, что здесь четко прослеживается связь с немецкой исторической школой, которая требовала поставить экономический анализ на более широкую социологическую и историческую основу, подчеркивая, что народное хозяйство принадлежит миру культуры. В частности, видный представитель этого направления Г. Шмоллер утверждает, что экономические взаимосвязи не определяются исключительно чисто экономическими показателями, поскольку формы и закономерности организации экономики подпадают под воздействие психических побуждений, господствующих представлений и идей.
Институционалисты обращают внимание на то, что поведение человека, в том числе и в сфере экономики, отнюдь не определяется исключительно стремлением к максимизации
35
В этом и состоит принцип методологического индивидуализма.


43 личной выгоды. По мнению представителей традиционного институционализма, оно зависит от многих факторов, и наряду с врожденными склонностями к подражанию и соперничеству на него воздействует вся совокупность институтов.
В представлениях традиционного институционализма человек следует не только интересу, но и привычке, культурным ценностям. Конечно, с эгоизмом следует считаться, его нельзя подавить. Но вопрос состоит в том, каким образом в определенное время и в определенных кругах это стремление видоизменяется под влиянием культуры, как и в какой мере оно проникается и пропитывается нравственными и юридическим представлениями. На это особое внимание обращали представители немецкой исторической школы (которых можно с достаточным основанием отнести к предшественникам институционального направления), полагающие, что в области хозяйственной деятельности к собственному интересу добавляются еще два, гораздо более благородных мотива: чувство общности и чувство справедливости.
Правда, основатель институционального направления Т.
Веблен не столь оптимистичен, хотя также рассматривает привычки (стереотипы поведения) как один из институтов, задающих рамки поведения индивидов как на рынке, так и в иных сферах общественной жизни. В частности, поведение современных людей выводится Вебленом из двух древних привычек (социальных инстинктов) - инстинкта соперничества и инстинкта мастерства, где первый как раз и лежит в основе собственности и конкуренции на рынке.
Инстинкт соперничества объясняет, среди прочего, и распространенное в рыночной экономике «престижное», или показное, потребление, которое вошло в экономическую теорию именно благодаря данному экономисту и даже получило название «эффект Веблена».
По мнению Веблена, престижное потребление имеет в своей основе существование так называемого праздного класса, находящегося на вершине социальной пирамиды. Черта, указывающая на принадлежность этому классу - крупная


44 собственность. При этом важнейшими характеристиками класса крупных собственников являются демонстративная праздность
(«не труд» - как высшая моральная ценность) и демонстративное потребление, или потребление напоказ, в целях произвести впечатление на окружающих, тесно связанное с денежной культурой, где предмет получает эстетическую оценку не по своим качествам, а по своей цене. Другими словами, товары начинают цениться не по их полезным свойствам, а по тому, насколько владение ими отличает человека от окружающих
(эффект завистливого сравнения). И если демонстративное потребление является подтверждением общественной значимости и успеха, то это, по мнению Веблена, вынуждает потребителей среднего класса и бедняков имитировать поведение богатых.
Веблен показал, что в рыночной экономике потребители подвергаются всевозможным видам общественного и психологического давления, вынуждающих их принимать неразумные решения, тем самым, если и не разрушив, то существенно поколебав такие базовые положения классического и неоклассического направлений в экономической науке, как убежденность в суверенитете потребителя
36
и рациональности его поведения.
То, что в основе формирования привычек, в значительной, а возможно и в решающей степени определяющих человеческое поведение, лежат механизмы подражания и внушения, которые выступают как главные механизмы социализации, отмечает и видный представитель традиционного институционализма Дж.
К.
Гэлбрейт.
По его мнению, модель человека
36
Суверенитет - верховная власть. Положение о суверенитете потребителя означает, что он является главой экономической системы, требующей и получающей товары в соответствии со своими, точно ему известными желаниями. Именно он, «голосуя» своим денежным доходом за тот или иной товар, обеспечивает направление распределения ресурсов общества и формирует структуру экономики в соответствии со своими интересами.
Производители же выступают в роли слуг, обслуживающих интересы потребителей.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©genderis.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница