Функциональная роль личностных ресурсов в обеспечении психологического благополучия



Pdf просмотр
страница9/48
Дата11.10.2017
Размер5.01 Kb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   48

34 использования — в пользу "субъективного благополучия" (Schuur,
Kruijtbosch,
1995;
Селигман,
2010). Понятие субъективного благополучия выступает довольно точным научным эквивалентом понятия счастья, рассматриваемого в парадигме субъективного переживания (Леонтьев, 2006). Это привело к активному изучению субъективного благополучия, ас развитием на рубеже веков позитивной психологии – к активным исследованиям его структуры, компонентов и доменов. Например, разделение на гедонистическую и эвдемоническую перспективу (Ryan,
Deci, 2001), выделение компонентов психологического благополучия в более узком значении термина (Ryff, Keyes, 1995), рассмотрение негативного и позитивного аффекта в структуре субъективного благополучия (Diener, Ryan, 2009), акцент на субъективную удовлетворенность различными сферами жизни (Flanagan, 1978;
Burckhardt et al., 2003; Frisch, 2006). Например, в концепции психологического благополучия К.Рифф этому термину придано более специфическое значение, основной акцент сделан не на переживании благополучия, а на выделении его личностных предпосылок (Леонтьев,
2011). К.Рифф выделяет следующие компоненты цели в жизни, положительные отношения с другими, личностный рост, управление окружением, самопринятие и автономия. Следует отметить, что, изучая психологическое благополучие, многие авторы делают акцент только на субъективной оценке человеком себя и собственной жизни, а также на аспектах позитивного функционирования личности, не уделяя должного внимания показателям негативного аффекта. Тем не менее, позитивный и негативный аффект представляют собой два независимых измерения, и разница между ними также может являться индикатором степени психологического благополучия (Schuur, Kruijtbosch, 1995). Более того, показано, что положительные эмоции не усиливаются с исчезновением


35 отрицательных благополучие связано с балансом между ними, а нес отсутствием неблагополучия (Sirgy et al, 2006). Практически общепринятой на сегодняшний день является модель субъективного благополучия Э.Динера (Diener, Ryan, 2009), который выделяет три компонента в его структуре удовлетворенность жизнью интегральная когнитивная оценка, позитивные и негативные эмоции. При этом, согласно исследованиям, все три компонента являются относительно независимыми друг от друга (Bradburn, 1969; Andrews,
Withey, 1976; Diener, Emmons, 1984; Diener, et al., 2010). Поэтому, оценка удовлетворенности жизнью должна дополняться оценкой позитивных и негативных эмоций. По многим данным (см. обзор Diener, Ryan, 2009), высокий уровень субъективного благополучия связан с целой серией "выгод" для человека и общества высокой активностью, большей общительностью и более стабильными и близкими социальными отношениями, большими успехами на работе, продуктивностью деятельности, получением удовольствия от работы и даже более высоким доходом, лучшим физическим здоровьем и большей продолжительностью жизни. Благополучные люди чаще вовлечены в общественную активность, благотворительность, волонтерство. Следует, правда, помнить, что большая часть этих данных получена в корреляционных исследованиях и ничего не говорит о направлении связи например, общественная активность приводит к благополучию или наоборот. Основной целью исследований психологического благополучия как правило является поиск факторов, сопутствующих благополучию и детерминирующих его. В качестве предикторов и источников благополучия рассматривается широкий круг феноменов, таких как социальные отношения, генетическая предрасположенность (Tellegen et al., 1988; Lykken, Tellegen, 1996; McGue, Christensen, 1997), материальный достаток, удовлетворение потребностей, наличие целей и


36 смысла жизни, физическая активность, личные особенности, принятие себя как личности и многие другие. В последние два десятилетия исследования этих факторов ведутся в рамках позитивной психологии – нового направления академической психологии. В настоящее время в позитивной психологии накоплен широкий массив эмпирических данных о различных факторах, влияющих на субъективное благополучие (Э. Динер, C.Любомирски, К.Рифф, К. Шелдон, И. Бонивелл, Д.А.Леонтьев). Как показывают исследования, вклад внешних событий и объективных условий жизни в благополучие является относительно небольшим, составляя всего около 10 процентов дисперсии (Lyubomirsky, 2007). Гораздо более важными сопоставимым по выраженности с вкладом генетики) выглядит вклад личностных характеристик, опосредующих эффекты этих внешних факторов. Люди по-разному оценивают и реагируют на одни и те же обстоятельства в зависимости от своих ожиданий, ценностей, убеждений, прошлого опыта. И, несмотря на то, что внешние условия вносят существенный вклад в благополучие, именно внутренние условия и особенности личности играют в этом процессе определяющую роль (Diener, et al.,
1999).
Современные исследователи все чаще обращаются к роли личности, ее активности в достижении благополучия. Это связано с постепенным переходом от образа пассивной личности, полностью управляемой внутренними диспозициями и внешней стимуляцией, к образу активной личности, ставящей цели и стремящейся к их достижению (Леонтьев, 2014). В современной психологической науке личность рассматривается не как пассивная игрушка воздействующих на нее внешних сила как активный субъект, влияющий на свою жизнь и деятельность (Осницкий, 1996, Асмолов, 2007; Леонтьев, 2014). Активность же человека по достижению собственных целей и преодолению трудностей разворачивается во взаимодействии с миром, в


37 которое вносят свой вклад, в том числе, личностные ресурсы, которые играют роль пускового механизма, являясь, по сути, генераторами активности субъекта. О важности учета личностных ресурсов при рассмотрении ресурсной системы организма свидетельствуют многочисленные эмпирические данные, согласно которым личностные факторы осуществляют важнейший вклад в процессы адаптации к стрессовыми повседневным обстоятельствам (Китаев-Смык, 1983; Baltes, 1987;
Jerusalem, 1993) и доступа к новым ресурсам (Hobfoll, 2011); обеспечивают удовлетворенность семейной жизнью (Gordon, Baucom,
2009) и удачную беременность (Sadman, 1999), способствуют качеству жизни в ситуации ограниченных возможностей здоровья (Александрова и соавт., 2014) и достижению постравматического роста, а также обеспечивают способность к саморегуляции (Baumeister, 2004;
Сергиенко, 2009; Леонтьев, 2011) и самодетерминации (Леонтьев, 2002). Согласно исследованиям, в результате истощения ресурсов, в особенности в связи с прилагаемыми усилиями по волевому контролю над ситуацией, способность к саморегуляции значительно снижается
(Baumeister, 2003; Baumeister et al, 2006; Сергиенко, 2009).

1.2.2. Личностные ресурсы как ресурсы совладания с трудными
жизненными обстоятельствами
Любая ситуация острого или хронического стресса, также как и решение повседневных проблем, требует затраты ресурсов, истощая ресурсные запасы. Различного рода стрессовые ситуации (проблемы со здоровьем, экономическая нестабильность, нормативные кризисы, природные катастрофы, приводящие к мобилизации ресурсов, создают уникальную возможность вскрыть механизмы активации и



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   48


База данных защищена авторским правом ©genderis.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница